Засентябрило… (Газета «Пульс  Осетии» №33, август 2016)

Возьмите чашу терпения,
бросьте туда сердце, полное любви,
две пригоршни щедрости,
плесните юмора, посыпьте добротой,
добавьте как можно больше веры
и все это хорошо перемешайте.
Потом намажьте на кусок отпущенной
вам жизни и предлагайте всем встретившимся на вашем пути.
Рецепт счастья.
Восточная мудрость

Вот и лету почти конец. И так незаметно подкрадывается осень. Со всеми своими прелестями и невзгодами. Одним словом, как поет София Ротару (композитор В. Матецкий, слова Е. Небыловой), «засентябрило за окном, засентябрило…»
И совсем скоро начнутся учебные будни. В школах, колледжах, вузах. И опять поднимется во весь рост обойма еще не решенных проблем, требующих особого внимания. Что говорить, жизнь в небольшом городе открыта всем ветрам и взглядам. Здесь почти ничего не скроешь. Да и зачем… Все равно когда-то правда раскроет свое лицо. Днем раньше — днем позже… Но об этом чуть ниже. А пока, пока…
Да, Первое сентября — традиционный День знаний. А ведь теперь уже мало кто помнит, что ему всего-навсего 32 года. Он был утвержден Верховным Советом СССР в 1984 году. А раньше?
Кстати, почему учебный год начинается именно 1 сентября?

I. Так было

В России никогда не существовало единой даты начала учебного года — занятия в образовательных заведениях начинались в различное время. В деревнях к учебе могли приступить поздней осенью, после окончания сельскохозяйственных работ, а городские гимназисты садились за парты в середине августа. Только в 1935 году Совнарком принял постановление о единой дате начала учебы во всех школах. Первым учебным днем стало 1 сентября. Тогда же была установлена продолжительность учебного года и введены фиксированные каникулы.
Данная дата была выбрана не случайно. Во многих школах занятия уже начинались в первый осенний день. Причиной этому было то, что на Руси долгое время в этот день встречали Новый год. Не последнюю роль в данном вопросе сыграла церковь. Большинство школ в те времена были при церквях, а они не спешили менять привычный календарь.
А вот в США до сих пор нет единой даты начала учебного года. В каждом штате существуют свои правила — кому-то приходится сесть за парты в начале июля, кому-то в первые дни августа, а кого-то учеба ждет, как у нас, в сентябре.
Австралийские школьники берут в руки учебники в феврале, а немецкие ребятишки прощаются с каникулами в середине октября. В последнее время и в России начинают задумываться о гибком графике учебного года. Причина этому — огромная территория и различные климатические условия. Но детальное рассмотрение этого вопроса, очевидно, еще впереди.
А теперь немного из истории школьных знаний в России. О том, что учиться нужно, на Руси всегда понимали. Заботливые родители отводили своих чад к учителю с подарком и плетью — чтоб хорошо учил, а за проступки наказывал. Путь к знаниям всегда был тернист. В середине XVII века в школу ходили для того, чтобы научиться читать, писать, считать и получить профессию. Были основаны посольские, типографские, лекарские школы, их называли училищами. Очень много для развития образования сделал Петр Первый. По его указу учиться должны были все, кроме крепостных крестьян. Само слово «школа» начали использовать только с XIV века. В те времена школы были не просто учебными заведениями, но и настоящими центрами культуры, в которых делались переводы и переписывались рукописи.
После татаро-монгольского нашествия образование на Руси пришло в упадок. Его удалось сохранить и распространить только благодаря деятельности православных монастырей. Система профессионального образования тоже была создана во времена правления Петра Великого. В Москве с середины XVII века начали открываться школы, за основу которых брали европейские грамматические школы. Но ведь для системы общеобразовательных школ следовало подготовить учителей. В 1783 году с этой целью в Петербурге было основано Главное народное училище. Через несколько лет от него отделилась учительская семинария, которая стала прообразом педагогического института.
После революции 1917 года правительство начало проводить национализацию учебных заведений всех типов. Школу сделали не только обязательной, но также бесплатной и общедоступной. Меры по ликвидации неграмотности привели к тому, что в городах практически все дети были охвачены обучением, а к концу 1930-х годов это смогли сделать и в деревнях.
И все же давайте вернемся к Дню знаний. Первое сентября, объявленное в 1935 году началом образовательного процесса, не считалось праздником. Просто нарядные дети с новыми портфелями и в отглаженной форме отправлялись в свои классы.
Но в России всегда были талантливые учителя, которые предлагали образованию свои новшества. Именно таким педагогом являлся и Федор Федорович Брюховецкий из Краснодара. Он не ограничивал детей только учебным процессом. Нет, он активно привлекал их к труду, к самоуправлению. В его школе сразу после Великой Отечественной войны ребята после уроков пилили и кололи дрова, ухаживали за собственным огородом, организовывали кружки по интересам, сами убирали классы и территорию. А когда дети чувствуют себя взрослыми и ответственными, у них (это уже давно замечено) и учеба становится гораздо лучше. Слух о школе пошел по всей России. Сюда стали приезжать, перенимать опыт. Именно отсюда (пожалуйста, запомните!) идет традиция Прощания с букварем и, конечно, Дня знаний. Первое сентября здесь отмечали торжественно, с речами, стихами и песнями. Нарядные, в хорошем настроении, ученики и учителя расходились по классам после того, как самый младший ученик школы даст самый первый звонок на первый в этом году урок.

II. Так есть

Нет-нет, никакой морали не будет… Просто немного о том, что так будоражит весь последний месяц Интернет. Вы, конечно, догадались. Дилемма «школа — бизнес»…
Я очень внимательно слушала то злополучное выступление на форуме «Территория смыслов» премьера Д. А. Медведева. И хорошо понимаю, что он и не думал оскорблять учителей России, что, в общем-то, фразы, которые муссируют тысячи людей, все же, давайте признаемся, вырваны из контекста. Поэтому они и приобрели такой неприятный смысл. Но вот в чем сыр-бор. Оказывается, действительно главное — не то, что ты хотел сказать, а то, что услышали массы. Как тут не вспомнить знаменитый афоризм Вадима Шефнера: «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести». Так вот в данном случае сработала именно первая часть крылатой фразы. Да еще как! Люди гудят, звонят во все колокола. Как это так? Учителю, работающему по призванию, предложено идти в бизнес… В школах и так положение, мягко говоря, шаткое. Уж мы-то об этом хорошо знаем. Старшее поколение учителей уходит, его сменяют другие люди. Какие? С современным мышлением, иными идеалами; правда, не все из них понимают значение таких слов, как «бескорыстие», «любовь к детям», «преданность профессии», «самообразование», «общественная значимость»…
Но зато в них есть и прагматизм, и жизненная хватка, и повышенное честолюбие, и умение приспособиться к новому… И все это рядом со знанием гаджетов и прочей современной техники. Думаю, далеко не каждый молодой учитель сегодня попробует «на зубок» знаменитый кодекс Учителя Шалвы Александровича Амонашвили — автора таких замечательных, нестареющих книг, как трилогия «Здравствуйте, дети!» из серии «Гуманная педагогика». Хочется рассказать об этом немножко подробнее.
Вы заметили, что центральное телевидение буквально захлебывается от страшных историй, герои которых — воспитатели, учителя, дети, их родители… Здесь сразу всё: смакование отвратительных подробностей, ор и сквернословие в эфире, нападения, отступления, обозленность.
Мягко говоря, зрелища не из приятных. Смотришь на экран, и мысли появляются такие разные.
Клятва Гиппократа… Кто не слышал о ней?! Каждый врач давал ее в свое время. Но сейчас я хочу остановиться совсем не на ней. А на другой — клятве учителя.
Многие выдающиеся педагоги пытались составить ее, однако, увы, как-то не приживалась сама эта идея в массах — одним словом, что-то упорно не клеилось. А вот у талантливого ученого нашего времени Ш. А. Амонашвили все сложилось. И текст получился таким: «Я, добровольно выбрав профессию учителя и находя в ней свое призвание, глубоко сознавая свою причастность к сохранению и процветанию жизни на Земле, с полной ответственностью принимая на себя заботу о судьбе РЕБЕНКА, о судьбе детей, клянусь:
— любить детей, любить каждого ребенка от всего сердца;
— быть им верным и преданным;
— следовать цели раскрытия, развития, воспитания в Ребенке личности;
— быть оптимистом в отношении любого ребенка в любых случаях.
Обязуюсь постоянно и усердно заботиться
— о приобщении детей к высочайшим ценностям общечеловеческой культуры и нравственности;
— о развитии и воспитании в них доброты, заботы о людях, о природе, о выживании человечества;
— об очеловечении знаний и очеловечении среды вокруг каждого ребенка;
— об овладении искусством гуманного общения с детьми.
Клянусь:
— не вредить детям;
— не вредить Ребенку.
Как жаль, что ее, эту клятву, сегодня не дают публично те, кто связал свою жизнь с педагогикой, а многие из учителей, я уверена, вообще о ней и не слыхивали. Печально, но факт.
Принципы гуманной педагогики просты и понятны: принимать любого ребенка таким, каков он есть, сотрудничество с детьми, оптимизм, проявление преданности и искренности в отношении ребят.
А у нас? Откуда такое противостояние? Откуда поступают тревожные звоночки? Откуда порой это открытое неприятие того, что делает школа? Откуда неверие в принципы, которые она пытается утвердить? Где-то учитель унижен, раздавлен. Где-то он, наоборот, тиран, деспот, провоцирующий ребят на негативные поступки. Так где же она — золотая середина? Как, наконец, найти правду? Очень трудно определиться. Ведь рядом клубок противоречий.
Мне довелось видеть и слышать многих творчески работающих учителей. На всесоюзных и всероссийских форумах, на литературных праздниках, на тематических конференциях.
А Шалва Александрович Амонашвили… Помню, он выступал на заседании Комитета по культуре, науке и образованию Верховного Совета СССР. Стояла гробовая тишина. Слушали все депутаты. С огромным интересом. А потом спорили. И ведь было о чем. Сколько последовало вопросов! И какие были ответы! Вот только несколько из них.
— Приемлема ли гуманность в ожесточившемся мире?
— Правильно ли будет, если мы сложим руки и будем ждать лучших условий для взращивания гуманизма? Еще Вернадский говорил, что никогда не наступит время, чтобы человек был всем доволен. Если мы сейчас не позаботимся о духовности, это время не наступит никогда. Ведь чтобы в огороде вырос хороший урожай, нужно посадить семена, ухаживать за всходами. Что разумное сеем сегодня? Средства массовой информации отравляют, извращают сознание людей. Что можно этому противопоставить? Только добрые человеческие отношения, которые надо взращивать с детства в каждом ребенке.
— Выскажите, пожалуйста, ваши три пожелания молодому учителю.
— Хорошо. Только мои пожелания я буду черпать из латинской мудрости.
Первое пожелание. Чтобы о вас люди, в первую очередь родители, коллеги, могли с восхищением говорить: «Ессе homo!» (экце хомо), что означает «Вот человек!».
Второе пожелание. Чтобы девизом вашего творческого развития стала мысль «Docendo discimus» (доцендо дисцимус), что означает «Обучая, мы учимся сами».
Третье пожелание. Чтобы в педагогическом процессе, в общении с детьми вас не покидало наставление древних мудрецов «Errare humanum est» (эррарэ хуманум эст), что означает «Человеку свойственно ошибаться».
Все правильно. Нужно уметь принимать детей такими, какие они есть. И не путать добрую строгость с распущенностью, вседозволенностью и упоением собственной властью.
А если возвращаться к гудящему, бурлящему Интернету, очень хочется верить в то, что наши учителя непременно станут образованнее, сильнее, начитаннее, целеустремленнее, гуманнее, а государство делает все, что от него зависит, чтобы поднять престиж нашей профессии и создать условия для труда учителя, чтобы он работал действительно по призванию, не надрываясь на двух ставках, не разрываясь между уроками и репетиторством во имя того, чтобы жить хотя бы более-менее безбедно, иметь возможность оформить нормальную подписку, сходить на интересный спектакль, купить престижную путевку для отдыха, наконец, просто материально помочь своим собственным детям и еще многое, многое другое.
А если говорить о том, чего бы так не хотелось видеть… Всего не перечислить… И все же...
1. Не использовать учителей на предстоящих выборах… с откровенной агитацией за то, что нужно сегодняшней власти — голосование за одну определенную партию;
2. Покончить с неуважительным отношением местных чиновников к обращениям и просьбам учителей республики;
3. Прекратить «завал» педагогов никому не нужной канцелярской работой;
4. Разобраться с нежеланием в самих школах растить Учителя. Сколько было случаев, когда молодой специалист слышит: «Не нравится — пиши заявление об уходе». Кстати, его обычно тут же подмахивают. А разве так должно быть?! За хорошего учителя следует бороться. А тут все предельно просто: билет, чемодан, вокзал… Ват вам и создание для учителя определенных условий для творческого труда…
5. И еще часто задаешься вопросом: «А судьи кто?» Хотелось бы, чтобы эти люди действительно имели моральное право УЧИТЬ УЧИТЕЛЯ. А это не так просто…
Конечно, очень желательно, чтобы все так и было. Ведь каждое первое сентября учитель обычно испытывает НАДЕЖДУ на то, что все его мытарства не напрасны, что победой его непременно станут дети, которые пойдут вместе с ним и дальше его. И многие педагоги верят, что все мы — труженики образования, как бы ни было тяжело, представляем самое вдохновенное искусство на свете — искусство гуманистической педагогики. И, несмотря ни на что, мы призваны вести молодых. Только к лучшему! Только к доброму! Только к светлому! И низкий поклон школе за то, что в ее стенах всегда, во все времена находились и находятся мужественные учителя, дарившие и дарящие своим питомцам широту взглядов, будящие и разжигающие стремление ребят к самопознанию. Да и во что могло бы превратиться наше общество, не будь таких учителей и их воспитанников в его среде?! И правы мудрые японцы: пусть расцветают все цветы!

III. Так будет

Вы помните чудесный советский художественный фильм о школе режиссера Станислава Иосифовича Ростоцкого «Доживем до понедельника»? В этом учебном году у картины будет большой юбилей — 50 лет! Полвека! А ведь как немного изменений произошло в сфере чисто человеческих отношений… Замечаете?
Девятый класс пишет сочинение о счастье. Вот он, полный текст работы одного из учеников — Геннадия Шестопала: «Счастье — это когда тебя понимают»…
Так пусть же и нас понимают все-все-все… А мы, в свою очередь, будем учиться по-настоящему понимать других людей. Пусть это будет!
Пока же… пока, пожалуйста, оглянитесь вокруг. Вы чувствуете, что уже действительно «засентябрило»?! Семимильными шагами приближается красавица осень… Ну что ж, дадим ей дорогу! С началом учебного года, дорогие друзья!

Валентина БЯЗЫРОВА,
заслуженный учитель РФ,
лауреат Государственной премии СССР

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: