Мемориалу памяти и скорби — быть!  (Газета «Пульс Осетии» №30, август 2016)

Во Владикавказе при общинном доме еврейского национально-культурного центра «Шолом» будет открыт мемориал памяти жертв Холокоста, жертв агрессивной политики Грузии по отношению к мирному населению, ополченцам и миротворцам Южной Осетии, жертв терактов во Владикавказе и Беслане.

С председателем владикавказского еврейского общества «Шолом» Марком Петрушанским мы подходим к двери, ведущей в полуподвальное помещение, где уже начал создаваться мемориал. Ясный день отступает, теряет свое очарование уже на подступах к этому месту. Поглощающий солнечный свет синий забор, колючая проволока над ним… Проволока — своеобразный символ несвободы, страданий жертв и жестокости, бесчеловечности палачей… По лестнице спускаемся вниз. И хотя мемориал еще только создается, в первом зале одна из стен уже заполнена стендами.
Главный из них — «12 лет, которые потрясли мир (1933–1945 гг.)», рассказывающий о приходе к власти Гитлера, о нюрнбергских антиеврейских законах, о Хрустальной ночи — первой массовой акции прямого физического насилия по отношению к евреям на территории Третьего рейха, происшедшей в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года, о Ванзейской и Эвианской конференциях. На полу в половину человеческого роста менора — семисвечный шандал как символ еврейства, а напротив входной двери — стенд со странным на первый взгляд названием «Холокост — клей для обоев?». Перехватив мой вопросительный взгляд, Марк Петрушанский поясняет: «Смотрел как-то телепередачу, в которой две девушки проходили кастинг. На вопрос “Что такое Холокост?” они ответили: “Клей для обоев”». Для незнающих объясняется: термин «холокост» (в переводе с греческого «всесожжение») был введен в обиход известным израильским писателем, лауреатом Нобелевской премии Эли Визелем. Это слово обозначает политику нацистской Германии, ее союзников и пособников по преследованию и массовому уничтожению евреев с 1933 по 1945 год.

Кстати, именно эта со странным названием экспозиция целиком и полностью посвящена геноциду. Понятие «геноцид» в 1943 году ввел еврейский адвокат Рафаэль Лемкин. Этот термин шире, чем «холокост», он обозначает действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую, религиозную или иную исторически сложившуюся культурно-этническую группу как таковую. В ХХ веке многие народы мира подверглись геноциду. Так, Османской Турцией было уничтожено в 1915–1918 годах 1,5 миллиона армян, в 1915 году 800 тысяч ассирийцев, в 1915–1923 годах 253 тысячи понтийских греков. В 1918–1920 годах на Украине во время погромов украинскими националистическими бандами было уничтожено 200 тысяч евреев. Геноциду со стороны меньшевистской Грузии подверглись в июне 1920 года южные осетины. Нацистской Германией, ее союзниками и пособниками в 1941–1945 годах на территории СССР было уничтожено 7,5 миллиона славян, в основном русских, в том числе около 300 тысяч детей, свыше 600 тысяч цыган по всей Европе. В 1941–1942 годах геноциду со стороны бандеровцев, устроивших Волынскую резню, подверглись 130 тысяч поляков. В 1919–1944 годах со стороны большевиков осуществлялся геноцид казачества, а также некоторых малых народов Кавказа, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока…

— Марк Борисович, как вообще возникла идея создать мемориал?
— Все началось с того, что российский фонд «Холокост», возглавляемый известной российской писательницей, кинокритиком, политическим и общественным деятелем Аллой Гербер, обратился в еврейские общины 25 городов, в которых во время оккупации в годы Великой Отечественной войны уничтожались евреи, создать музеи памяти жертв Холокоста. Открывать такие тематические музеи задумывалось при краеведческих музеях. Наша община в числе других откликнулась на это предложение. Но мы решили открыть не музей, для которого нужны артефакты, а мемориал памяти и скорби, основной девиз которого — «Никогда больше», что означает: такое не должно повториться. Мемориал будет создан при еврейском общинном доме по улице Тамаева, на территории которого уже есть памятник 292 евреям из Северной Осетии, погибшим на фронтах Великой Отечественной. Под мемориал мы отвели полуподвальное помещение площадью 75 квадратных метров, которое было капитально отремонтировано, на что ушло немало средств.
Однако мы пошли дальше того, что предложил российский фонд «Холокост»: наш мемориал будет посвящен не только жертвам Холокоста, но и жертвам агрессивной политики Грузии по отношению к мирному населению, ополченцам и миротворцам Южной Осетии, жертвам терактов во Владикавказе и Беслане. Давайте не забывать, сколько в нашем городе было совершено терактов, в результате которых 500 человек погибли, более 1 000 были ранены и покалечены… Я уже не говорю об ужасающем
теракте в Беслане, который потряс все мировое сообщество.
– Я не знала, что на территории нашей республики тоже были жертвы Холокоста.
— Да, в Моздоке гитлеровцы расстреляли около 4 тысяч евреев. В их числе 200 семей горских евреев — это более 1 000 человек. Остальные расстрелянные — евреи, эвакуированные с оккупированных территорий Украины и России.
Причем мы решили увековечить память жертв Холокоста не только Северной Осетии, но и всего Северного Кавказа. Немногие знают, что именно на Северном Кавказе гитлеровцы и их пособники уничтожили 53,9 процента еврейского населения России.
— Откуда черпаете информацию?
— Я связался с еврейскими общинами Северного Кавказа и попросил об информационной помощи. Информация о погибших в годы войны евреях пошла. В настоящее время она обрабатывается. Особенно много евреев погибло в ту войну в Ростове-на-Дону — в Змиёвской балке. В августе 1942 года германскими оккупантами были расстреляны и умерщвлены иными способами около 27 тысяч человек, главным образом евреев. Это место самого большого массового уничтожения евреев на территории России в период Холокоста. Там же было расстреляно много русских — коммунистов, партизан, военнопленных. В настоящее время в Змиёвской балке находится мемориальный комплекс. Кроме того, нам присылают материалы из московского фонда «Холокост». Также я обратился к местным историкам Людвигу Чибирову, Феликсу Кирееву, Тимуру Дзеранову. Исторические факты по уничтожению осетин, казаков и других народов тоже найдут свое отражение в экспозиции.
— На каком этапе находится в нынешний момент процесс формирования мемориала?
— В настоящее время мы уже завершили капитальный ремонт помещения. И теперь приступаем к созданию экспозиции. Это очень кропотливая и ответственная работа. В экспозиции будут отражены многие исторические ситуации, как то: приход к власти Гитлера. Посетители мемориала смогут увидеть макет газовой камеры, душегубок и многое-многое другое. Отдельные стенды будут повествовать о еврейском сопротивлении, будет создан детский уголок, экспозиция, рассказывающая об агрессии со стороны Грузии по отношению к Южной Осетии, о трагических событиях в Беслане. Это будет единственный такого рода мемориал в России. Наша цель — напомнить о том, к чему приводят фашизм, нацизм, терроризм, экстремизм. Это предупреждение, это призыв быть бдительными, не поддаваться на провокации. Сегодня, когда в мире вновь подняли головы неонацисты, террористы, важно помнить о том, что было, дабы такое не могло повториться…
Нет в России такой семьи, которой бы не коснулась Великая Отечественная война. Все потеряли в той войне родных и близких. В моей семье погибло 33 человека, из них 14 детей. А сегодня, увы, молодежь не знает (я уже об этом говорил), что такое Холокост, утверждая, что это клей для обоев.
К сожалению, многое забывается. Сегодня не говорят уже о многочисленных террористических актах в нашем городе, о войне в Южной Осетии. А ведь у каждого погибшего есть имя, фамилия. На центральном рынке, где было совершено несколько терактов и где произошел самый первый террористический акт в нашем городе, в память о погибших был некогда установлен фонтан, куда люди возлагали цветы. Где он сейчас? Теперь этого фонтана нет. Возложить цветы можно только на кладбище. Значит, вот так коротка наша память. А мы хотим, чтобы в нашем городе было такое место, где можно возложить цветы, зажечь свечи в память о погибших. Мы хотим, чтобы создающийся мемориал стал экскурсионным центром. Мы хотим, чтобы помнили…
— На какие средства создается мемориал?
— Пока на наши собственные. Спонсоров у нас нет. Из-за этого пришлось отменить большинство программ. Единственный человек, который внес свою лепту в создание мемориала, — старый друг нашего общества, известный в городе человек Михаил Шаталов. Хотя многие обещают нам помочь. И будем надеяться, что помогут.
Считаю, что это наш долг — довести начатое дело до конца. Это наш долг перед погибшими, перед их родными и близкими. В нашей стране много памятников воинам, а вот памятников жертвам по-настоящему нет. А они должны быть, чтобы наши сердца не зарастали шерстью, чтобы в будущем трагедии не повторялись.

Ольга РЕЗНИК

Комментарии

Григорий Галич, 11:04, 12 Авг. 2016

Осетинско-еврейский народ(да простится мне это новообразование) как всегда на высоте! Глубочайшее Вам уважение и благодарность за благородное дело!

P.S. В качестве небольшого дополнения: гайдамаки Богдана Хмельницкого, того самого, чей памятник “украшает” главную площадь столицы Украины, во время т.н. Переяславской рады в 1648 году целенаправленно вырезали 300 тысяч евреев, предварительно ограбив их.

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: