Открытое письмо (Газета «Пульс Осетии»№29, август 2016)

Председателю Верховного суда РСО-Алания
Б. А. МАГОМЕТОВУ

Уважаемый Бек Ахурбекович!

Обращаюсь к Вам в надежде на восстановление справедливости.
С 2002 по 2012 год я состоял в должности начальника Владикавказского линейного отдела внутренних дел на транспорте.
С конца 2012 года и на протяжении практически уже четырех лет против меня ведется незаконное преследование с целью сведения личных счетов и лишения должности.
Так, 01.11.2012 сотрудниками Южного следственного управления на транспорте СК РФ и Владикавказской транспортной прокуратуры было сфабриковано и возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество) и ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) за период 2005–2006 годов по факту необоснованного получения удостоверений «Ветеран боевых действий», в связи с чем я был временно отстранен от выполнения служебных обязанностей и впоследствии, в декабре 2015 года, был уволен из органов внутренних дел РФ.
Предварительное следствие по делу велось предвзято, ангажированно, были допущены нарушения УПК РФ, необоснованная волокита. Срок предварительного расследования составил больше года.
Заявляю, что вменяемые мне преступления я не совершал и никакого отношения к ним не имею. В материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства моей причастности к указанным преступлениям. Однако уголовное дело в отношении меня было направлено в суд.
Тем не менее 22.09.2014 федеральным судьей Промышленного районного суда г. Владикавказа И. А. Тедеевой был вынесен оправдательный приговор в отношении меня на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ ввиду отсутствия в моих действиях состава преступления, с разъяснением права на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда.
Однако, насколько мне известно, под давлением группы влиятельных лиц, поддержкой которых заручились мои недоброжелатели, поставившие себе целью любой ценой добиться моего осуждения и назначения на мою должность нужного им человека, апелляционным определением Верховного суда РСО-Алания от 5 ноября 2014 года оправдательный приговор Промышленного районного суда в отношении меня был отменен совершенно необоснованно по формальным основаниям с направлением дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.
Проведение нового судебного следствия было поручено судье Промышленного районного суда г. Владикавказа Б. Д. Келехсаеву, который, на мой взгляд, слишком буквально понял подтекст возврата уголовного дела.
Новое судебное следствие продолжалось с декабря 2014 года по июнь 2016 года, то есть еще 1,5 года. Все разумные сроки уголовного преследования в отношении меня были нарушены. В ходе следствия судом неоднократно допускались грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые являются фундаментальными и сами по себе служат основанием для отмены приговора. К ним можно отнести следующие: приобщение и исследование документов, представленных в суд правоохранительными структурами, не являющимися стороной уголовного процесса, в интересах стороны обвинения; внепроцессуальная форма рассмотрения и отклонения ходатайств стороны защиты о признании собранных доказательств недопустимыми также в интересах стороны обвинения; незаконное отклонение ходатайств, заявленных защитой, об истребовании доказательств по делу; не предусмотренный уголовно-процессуальным законом возврат без приобщения к материалам дела замечаний на протоколы судебных заседаний с приложенными аудиозаписями этих заседаний, в которых содержится информация о процессуальных нарушениях — оглашение показаний свидетелей по своей инициативе в интересах стороны обвинения; препятствование в ознакомлении с вещественными доказательствами в ходе допросов участников процесса в интересах стороны обвинения; искажение текста допросов свидетелей.
В результате 02.06.2016 судьей Промышленного районного суда г. Владикавказа Б. Д. Келехсаевым был вынесен теперь уже обвинительный приговор и назначено наказание в виде лишения свободы на 2 года условно, при том что каких-либо новых обстоятельств в деле вообще не появилось. В этой связи вызывает крайнее недоумение тот факт, что по одним и тем же обстоятельствам одним и тем же районным судом выносятся диаметрально противоположные решения. Отсутствует элементарная логика, налицо тенденциозность рассмотрения дела.
Весь ход дела, как и окончательный вердикт суда, в нарушение закона, построены на передергивании фактов и манипулировании доказательствами. Я стал заложником стечения обстоятельств, когда имеются формальные признаки, но отсутствует состав преступления.
Для того чтобы распутать сложный клубок противоречий, суду достаточно было иметь добрую волю, чтобы проявить объективность и беспристрастность при исследовании доказательств по делу, как это было при первом судебном процессе. Однако стороной обвинения и судом было сделано все, чтобы не рассматривать доказательства моей невиновности.
По ч. 1 ст. 286 УК РФ следствие бездоказательно обвинило меня в причастности к подделке и направлению в УК МВД РФ по РСО-Алания подложных документов, а именно приказов и списков о командировании сотрудников Владикавказского линейного отдела внутренних дел на транспорте в состав сводного отряда милиции в Чеченской Республике с целью получения удостоверений «Ветеран боевых действий» и денежных выплат из Пенсионного фонда РФ по ним. В ходе следствия были проведены 5 почерковедческих экспертиз, в том числе экспертами ЭКЦ МВД РФ и института криминалистики Центра специальной техники ФСБ России, согласно выводам которых подписи на подложных документах были выполнены не мной, а другим лицом, которое подделало мои подписи. И только после этого сторона обвинения и суд были вынуждены прекратить данное дело за недоказанностью.
По ч. 3 ст. 159 УК РФ меня обвиняют в том, что я необоснованно получил удостоверение «Ветеран боевых действий», обязав своего подчиненного обратиться с заявлением от моего имени в Управление кадров МВД РФ по РСО-Алания о выдаче удостоверения «Ветеран боевых действий», предоставив ему в обоснование подложный приказ СК УВДТ № 014 «О командировании сотрудников СК УВДТ в состав сводного отряда милиции в Чеченскую Республику».
Данное утверждение изначально являлось вымышленным и голословным, ни одного доказательства в подтверждение данного вывода в деле не имеется, и нужно было следствию для того, чтобы выстроить против меня обвинительную конструкцию и подогнать имеющиеся в деле противоречия.
Все дело, как и окончательный обвинительный вердикт суда, в нарушение уголовно-процессуального закона, построено на предположениях и допущениях.
Самое несправедливое заключается в том, что сотрудники следственного комитета на транспорте и транспортной прокуратуры уже при возбуждении уголовного дела располагали документальными доказательствами моей невиновности, однако проигнорировали данный факт. На момент совершения преступления я находился на лечении за пределами республики. Мои обязанности временно исполнял мой заместитель, которым были без моего ведома подписаны и направлены в УК МВД РФ по РСО-Алания подложные документы, представленные ему не установленным следствием и судом лицом, а именно списки и приказы в отношении ряда сотрудников транспортной полиции, в том числе и меня, для необоснованной выдачи удостоверений «Ветеран боевых действий». Однако и сторона обвинения, и суд, в нарушение требований УПК РФ, проигнорировали данные обстоятельства, не дав им правовой оценки.
Очевидно, в их планы не входило установление истины, а ведь именно эти подложные документы послужили основанием для выдачи удостоверений «Ветеран боевых действий» сотрудникам линейного отдела. Вдвойне необходимо было установить лицо, подделавшее данные документы, чтобы выяснить его мотивы.
Лично мне об этом ничего не известно. Я неоднократно бывал в командировках в Чеченской Республике и в других регионах Северного Кавказа, выполнял служебные задачи по охране объектов транспортной инфраструктуры в период осетино-ингушского конфликта. А, как известно, по данным основаниям получили удостоверения «Ветеран боевых действий» более пяти тысяч сотрудников МВД РФ по РСО-Алания. То есть я обоснованно полагал, что имею право на удостоверение «Ветеран боевых действий». Соответственно, никакого умысла на получение незаконного удостоверения у меня не было. А ведь, согласно Пленуму Верховного суда РФ № 51 от 27.12.2007 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», мошенничество состоит в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений. Данное обстоятельство судья И. А. Тедеева при постановлении оправдательного приговора учла, в то время как судья Б. Д. Келехсаев при постановлении обвинительного приговора совершенно необоснованно его проигнорировал, допустив судебную ошибку, что вызывает сомнения в его беспристрастности и объективности.
В отношении меня был допущен правовой беспредел. Из более 40 сотрудников транспортной полиции, которые получили удостоверения «Ветеран боевых действий» и денежные выплаты по ним из Пенсионного фонда по РСО-Алания, следствие и прокуратуру интересовал только я. К слову, сумма ежемесячных выплат по удостоверению «Ветеран боевых действий» на тот период составляла всего 800 рублей, в то время как моя зарплата была несопоставимо больше. При таких обстоятельствах наличие в моих действиях мотива на совершение хищения выходит за рамки здравого смысла. Возможная причастность к преступлению даже тех лиц, которые находились в одном со мной приказе о командировании в Чеченскую Республику, не проверялась, так же как не проверялась и причастность лиц, находящихся в других приказах, хотя в материалах уголовного дела девять из десяти томов имеют отношение именно к этим фактам. Однако органами следствия и прокуратуры, в нарушение закона, по ним не была дана правовая оценка. Следствие и прокуратура не удосужились установить лицо, причастное к подделке приказов и списков в отношении сотрудников транспортной полиции, которые необоснованно получили удостоверения «Ветеран боевых действий» и денежные выплаты по ним. Фактически органами следствия и Владикавказской транспортной прокуратуры данные преступления были укрыты от учета, а значительный материальный ущерб, причиненный государству, не был возмещен.
Во всей этой истории удручает то обстоятельство, что, как выяснилось, некоторые сотрудники прокуратуры и следствия, вопреки интересам службы, пользуясь должностными полномочиями и властными рычагами, фактически преступив черту добра и зла, могут обвинить любого невиновного человека, испортить ему судьбу и, не оглядываясь на закон, направить дело в суд. А после этого, особо не утруждая себя доказыванием вины, хладнокровно ожидать вынесения априори обвинительного приговора, так как количество оправдательных приговоров в наших судах, согласно статистике, не превышает 0,7%.
Добросовестно прослужив в органах внутренних дел более 37 лет, я, думаю, вправе рассчитывать на справедливость. Я был уволен из органов внутренних дел РФ в звании полковника полиции. В период службы я старался честно выполнять свои служебные обязанности. Награжден медалью «Во славу Осетии», государственной наградой РЮО — медалью «За службу на страже мира в Южной Осетии», именным оружием, медалью «Участник боевых действий на Северном Кавказе» и другими ведомственными наградами. И, полагаю, уж никак не заслужил подобного ко мне отношения.
В целях защиты своей чести и достоинства, чтобы привлечь внимание общественности к сложившейся ситуации, я обратился в программу «Человек и закон», съемочная группа которой в настоящее время проводит журналистское расследование и готовит материал к эфиру.
Прошу Вас, Бек Ахурбекович, как оплота законности в РСО-Алания, взять дело на контроль, обеспечив принципы беспристрастности и объективности, и поручить его рассмотрение наиболее опытным членам судебной коллегии Верховного суда для вынесения объективного и справедливого решения.

С уважением,
Батрадз Казбекович БАСИЕВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: