О бюджете и не только (Газета «Пульс Осетии» №26, июль 2016)

Осмысливая бюджетные проблемы, возникает вопрос: ради чего мы систематически вносим изменения в бюджет, т. е. каковы причины и цели этих изменений? Я разделяю мнение и позицию правительства относительно необходимости учета федеральных источников средств, которые целевым способом поступили в республику. За счет этих денег, естественно, можно осуществить реализацию ряда мер в рамках тех установок, которые воплотились в президентских указах. Важно не только обеспечивать конкретные решения социально значимых задач по зарплате, но и определить новые действия в реализации намеченных самостоятельных решений руководством республики.
Разумеется, к распределению вновь поступивших денег никак нельзя относиться как к средствам для «закрытия бюджетных дыр». От латания таких «дыр» надо отказаться и переходить к осуществлению организационно-экономических мер, способствующих хоть малому, но реальному экономическому росту. Мы должны, обязаны находить методы, пути и способы решения проблем промышленности, переработки сельхозпродукции, реально продвигаться в приумножении инвестиционного потенциала республики. Обидно становится, когда мы не можем продвигать на рынок даже то, что у нас инновационно создано. Но в такой постановке задач нельзя за ориентир брать эмоции, желания и прихоти. Необходимость экономического роста — жесткое требование обязательного характера, т. е. если это не учитывать, то дальше бюджетные дела могут ухудшиться.
Разумеется, дополнительные финансовые средства для республики появляются не просто так. За этим огромные усилия нынешнего руководства республики. Я понимаю так, что нынешнее руководство республики выстраивает новую концепцию развития экономики, собирая воедино крупицы тех финансовых возможностей, которые реально появляются. Есть усилия руководства республики в создании благоприятного инвестиционного климата в ближайшие год-два, и это мы обязаны поддержать. Но есть и практическое продвижение в заявленных 24 инвестиционных проектах общей стоимостью 12 млрд рублей в рамках подпрограммы социально-экономического развития РСО-Алания. Безусловно, это делается усилиями Вячеслава Зелимхановича Битарова и правительства республики. Депутатское участие тоже имеет место, и оно высокозначимо.
Мы много уже говорили о том, что сфера реальной экономики республики требует к себе особого внимания. Пора еще в большей степени осознать, что без активизации реальной экономики не будет экономического роста, сопровождаемого ее же (экономики) развитием. Как можно иначе навести необходимый порядок в запущенных производствах и вновь организовывать инновационные виды деятельности, трудно себе представить. И бюджет республики не приобретет новые свойства и качество, если не начнет дополнительно «подпитывать» себя доходами от реальной экономики. Состояние нашей экономики, особенно финансовое, остается неудовлетворительным по отношению к имеющимся потребностям, и это подлежит учету.
Приходится думать и о следующей проблеме. Среди определенной категории людей в республике обозначилась позиция, что «чрезмерные хождения в федеральные структуры власти руководством республики — путь обреченный, бесполезный и бесперспективный». Высказываются мнения, что «просительство финансовых средств в федеральных органах власти к хорошему не приводит». Замечу, что такие обобщения были бы безобидными, если бы не конечные выводы, к которым их авторы приходят относительно деятельности нынешнего руководства республики и, в частности, Вячеслава Зелимхановича Битарова, которого считают неэффективным губернатором (см. газету «Осетия. Свободный взгляд» № 21 от 25 июня 2016 г.) В своеобразной форме также навязывается оценка о «крахе республики по всем направлениям» («ОСВ» № 22 от 2 июля 2016 г.) Во-первых, не думаю и не прихожу к выводу о «крахе республики по всем направлениям». Во-вторых, требуется внятное объяснение реально существующих трудностей и проблем, не решаемых длительное время, народу республики, но не ради затуманивания ему мозгов и наведения страха. Объяснение народу того, что предпринимается и реально делается, является более важными, чем какие-то политизированные аспекты нерешенных проблем.
Речь не идет о праздно-полетных поездках от Владикавказа до Москвы. Глава республики обеспокоен состоянием экономики. Изменить состояние налоговой базы в одночасье он не может, не может запустить новые предприятия быстро, но ему надо обеспечивать выплату заработной платы ежемесячно. В такой ситуации, естественно, необходимо поддерживать и те предприятия, которые будут давать растущие доходы. Почему такая поддержка — это плохо? Если это будет «левое дело», то тогда плохо, но поддержать развитое дело — почему нет? Мы же все время говорим о необходимости увеличения доходных поступлений в бюджеты республики. Надо продвигаться в этом направлении.
Если в постановках целей и задач, конкретно предлагаемых решениях не будет подтверждаться реальное стремление к улучшению жизни людей в республике, тогда, безусловно, будет необходима конструктивная критика деятельности руководства республики. Мне, например, видится неприемлемой нынешняя практика организации землепользования в республике. Считаю, что заслуживает отрицательной оценки состояние трудозанятости, с ее «оптимизационными» сопровождениями. Имеются масштабные проблемы развития бюджетных отношений, накапливания бюджетных долгов, наряду с долгами предприятий, организаций и населения. Много неприемлемого из того, что делается в здравоохранении, особенно в системе образования. Есть чрезвычайно актуальные задачи организации и управления промышленными производствами в республике, в том числе в аспекте дальнейшего восстановления и использования потенциала бывших предприятий оборонного комплекса.
Экономить надо на всем, но разумно. Это значит, что все решения, которые принимаются руководством республики, обязаны быть просчитанными по критерию целесообразности, эффективности. Согласованность принимаемых решений является важнейшим условием их приемлемости. Все должно быть соизмеряемо с необходимостью реализации тех интересов, которые позволят республике восстановить свой совокупный потенциал (промышленности, сельского хозяйства, транспорта, сферы здравоохранения, образования, банков, связи), но в рамках новых требований экономики и социальной жизни людей. Убежден, что для всего этого одних административных усилий будет недостаточно, кто бы ни находился в руководстве республики. Причины нынешнего неприемлемого производственно-экономического и финансового положения являются более глубокого порядка, нежели сугубо субъективные отрицательные воздействия административного порядка в недалеком прошлом и настоящем. Поэтому и требуются системно сформированные меры, которые позволяют изменить вектор развития республики, сделают его понятными и реализуемыми по всем направлениям.
С федеральными органами власти необходимо систематически работать, даже сотрудничать, если это возможно. Другой вариант малоперспективен и может оказаться тяжелым по последствиям. Главное — совместными усилиями преодолеть состояние производственно-экономических и финансовых неопределенностей, меняя во всех сферах жизнедеятельности республики сложившиеся отношения, порой кардинально.
Власть в республике не может жить ожиданиями лучших результатов, если сама их не будет инициировать как внутри республики, так и на федеральном уровне. При этом опасной может быть не только боязнь неверных истолкований со стороны определенных групп людей конкретных действий чиновников, которые недавно пришли во властные структуры. Опаснее пойти по ложному пути «ничегонеделания», но имитации активности. Лоббистские возможности власти республики на федеральном уровне не следует игнорировать, отрицать и тем более не поддерживать, если они приносят пользу республике. Правда будет состоятся в том, чтобы продвигаемые проекты и решения в федеральных органах власти приносили пользу и долговременный успех. Вижу и осмысливаю, что на сегодня в республике нет определенного единства понимания целей и средств решаемых властью задач как на внутреннем пространстве, так и в федеральных структурах власти. Отсюда, к сожалению, может проистекать не только слабость нынешней власти республики, но и всех нас, т. е. невластных людей тоже. Изводить друг друга непониманием сложностей решаемых задач, характером формирующихся методов и способов, разумеется, нежелательно и губительно по существу.
Подчеркну еще раз, что роль и функции нынешней власти в лицах и властных структур в соответствующих министерствах и ведомствах ничуть не снижаются от того, что врио главы республики предстоят выборы в сентябре 2016 года. Наоборот, именно в этот период приходится упорядочивать абсолютно все. Важно, чтобы всякое действие властей организовывало и стимулировало чаще общее республиканское развитие и чтобы мы перестали считать республику самой запущенной, разбалансированной, разворованной, растасканной и т. д. Управленческие структуры государственной власти в республике, лица, которые в них задействованы, как представляется, призваны осуществлять в ближайшие годы не революции, но такие изменения, которые найдут осязаемую положительную оценку всего народа республики. Без этого нельзя, но это требует и жестких подходов к решаемым проблемам, неординарности и даже смелости в регулировании всех возникающих отношений. Я не разделяю позицию, согласно которой не требуется изменения в проводимой экономической и финансово-бюджетной политике. Далек от мысли, что в дальнейшем республика не потребует кадрового обновления во властных структурах и не только (считаю важнейшей задачей осуществление кадровых решений обновленческого характера и на уровне предприятий, организаций, учреждений: к сожалению, много было на этом уровне упущено в республике за последние годы). Это смежная проблема, которая во многом стыкуется с той, которая есть во властных структурах республики. Недопустима практика, когда подбор и расстановка кадров ведутся далеко не по профессиональным и личностным качествам. Перетекание из одних должностей в другие одних и тех же людей, широко распространенное в РСО-Алания за последние 15–20 лет, когда под некоторыми «известными людьми» стулья, на которых они сидели в должностях, не прогибались никогда, вряд ли можно чем-либо оправдать. Трансформация властных отношений в республике — неминуемый процесс, но, на наш взгляд, управляемый, и это подтверждает процесс нынешней деятельности во властных структурах.
Выступая недавно на заседании парламента республики, я подчеркнул, что следует самым серьезным образом задуматься над тем, что доходы в целом уменьшились на 1 144 095,4 тыс. рублей, а расходы увеличились на 5 625 685,4 тыс. рублей. И это при том, что изначальное расхождение в дефиците бюджета имело место в сумме 2 956 132,3 тыс. рублей.
При сложившейся ситуации, а она характерна в тенденции нескольких лет, приходится самым серьезным образом думать о том, что наша республика находится в застойном процессе бюджетных отношений. По абсолютным объемам доходных и расходных показателей республиканского бюджета мы оказались на последнем месте в составе СКФО и на одном из последних среди субъектов РФ. Терять бюджетный потенциал крайне нежелательно и даже опасно с точки зрения возникающих внешних зависимостей и снижения результативности собственной деятельности.
Хочу обратить внимание на то, что в республике есть проблема базы, которая берется в расчет, когда определяются налоговые доходы. Эту проблему не следует отрицать. Однако следует больше внимания уделять наращиванию источниковой базы налоговых доходов. К сожалению, мы этим мало занимаемся, как и прежде. Мы идем по пути изменения показателей налоговых доходов в сторону их роста, но при этом источниковая основа доходов ухудшается в значительной степени. В таких условиях неминуем процесс ухудшения показателей собираемости налогов. Только в 2015 году налоговые и неналоговые доходы не исполнены на сумму 819 547,1 тыс. рублей. При этом доля неналоговых доходов незначительна и составляла 274 891,0 тыс. рублей, или 77,6 процента от годовых бюджетных назначений.
Следует также особо подчеркнуть, что администрируемые УФНС по РСО-Алания доходы почти в два раза ниже, чем безвозмездные поступления в наш бюджет. Как известно, безвозмездные поступления тоже разные, но, во-первых, по ним встречных обязательств не возникает, и это, как говорится, «расслабляет». Во-вторых, безвозмездные поступления доходов исполняются почти на 100 процентов, в отличие от собственных доходов, которые планируются.
Неприумножение собственных доходов в течение длительного времени, безусловно, опасная тенденция. Опасность состоит в том, что на этой основе растут бюджетные долги, увеличиваются расходы на их обслуживание. Тем самым лихорадит принимаемые и исполняемые бюджетные решения. Бюджет деформируется и становится маловлияющим на развитие экономики. Но к этому еще раз добавлю, что в нашей республике растут так называемые общие долги: бюджетные (в том числе и местных бюджетов); предприятий и организаций; населения. Они растут по отношению к темпам роста (или снижения) ВРП, а это тяжело сказывается на жизненном уровне основной части людей. Средняя заработная плата (по большому счету усредненная) в нашей республике составила 21,063 тыс. рублей, и это один из худших показателей среди регионов страны: в 2015 году мы оказались среди регионов с самыми низкими показателями — Алтайского края, Калмыкии и Дагестана. Я критически отношусь к продолжающему иметь место ложному выводу о том, что на Кавказе (СКФО) не так все плохо с денежными доходами, как в других регионах страны. В этом контексте, как правило, ссылаются на то, что Росстат не учитывает индивидуальные доходы населения.
Обсуждая итоги исполнения республиканского бюджета 2015 года, напрашивается вопрос: для чего мы это делаем? Если для того, чтобы фиксированно одобрить все, что уже состоялось, — это одно, но если мы хотим провести анализ и дать оценку (аналитическую оценку) всему, что происходит, по критерию целесообразности и бюджетной эффективности — это другое. Я сторонник второго варианта, который позволяет выявить фактическую целевую результативность использования как собственных доходов, так и выделяемых нам средств из федерального бюджета. Контроль за целевым расходованием и тех и других доходов начинается с момента формирования (планирования) бюджетных показателей и заканчивается оценкой полноты и результативности использования всех бюджетных средств. Мы этого не делаем и не увидели при обсуждении итогов исполнения бюджета 2015 года, а надо…
Нам необходима достоверная, исчерпывающая информация о правильности формирования бюджета республики в 2015 году и о действительной отдаче всех израсходованных бюджетных средств. Отчет об исполнении бюджета республики часто как бы «растекается» по сформированности, распределенным и исполненным цифрам, но при этом отсутствует качественная оценка результативности развивающихся или неразвивающихся бюджетных отношений. Мы чрезмерно увлекались и бюджетными изменениями в 2015 году, сопровождаемыми бюджетными «переливами» денег по разным направлениям. Такой порядок надо менять, и это может способствовать бюджетной сбалансированности, бюджетной стабильности и устойчивости решаемых задач. Недопустимо далее, чтобы бюджет республики не концентрировался на решении приоритетных проблем развития всего, что есть на нашей территории, и прежде всего использования ресурсов в экономике. В каждом из направлений использования бюджетных средств надо искать такой подход к решаемым задачам.
В сложившейся бюджетной практике мы все вынужденно или по другим причинам стали мало интересоваться затратами на производство благ и оказание услуг, которые предоставляет бюджет в качестве расходуемых средств.
Например, в отчете всегда должен быть раздел, где были бы представлены аналитические и оценочные данные по всем министерствам и ведомствам, характеризующие результаты оптимизации бюджетных расходов в фактическом исполнении. Такого анализа и оценки, к сожалению, мы не услышали и на заседании парламента. Но ведь мы стремимся и хотим, чтобы изменился формат бюджетных отношений. Надо знать, каков трансформационный механизм изменяющегося формата развития бюджетных отношений. Без этого невозможно добиться правильного определения предельного значения планируемых бюджетных показателей. Без этого едва ли возможно правильно оценить тенденции исполнения бюджетов прошлых периодов (в частности, бюджета республики за 2015 год). Без этого невозможно сформулировать обоснованность изменения методов и принимаемых решений по критерию целесообразности и эффективности получаемых конечных результатов.
Надо оптимизировать бюджетные расходы, и это реальная проблема. Однако оптимизация бюджетных расходов не есть и не может быть результатом их абсолютного сокращения. Не всякое сокращение бюджетных расходов хорошо и приводит к оптимизационному результату — другими словами, к такому результату, который соответствует, во-первых, целесообразной логике изъятия доходов в бюджеты, а во-вторых, четко будет выверен с выбором наилучшего варианта расходования бюджетных средств из имеющихся.
Здесь актуален еще один аспект: необходимо знать, что оптимизация должна способствовать выявлению неэффективных расходов. Но дальше возникает задача: на что должны пойти средства, которые таким образом экономится? Текущее исполнение бюджетов часто связано с перенаправлением таких средств на другие цели, но это сложная проблема, которая слабо отработана с позиции вносимых бюджетных изменений.
В общественном мнении утвердились такие понятия, как «безумная оптимизация», «вынужденная оптимизация», «бессмысленная оптимизация», «парадоксальная оптимизация», «жертвенная оптимизация», «монетарная оптимизация», «спекулятивная оптимизация», «незаконная оптимизация» и т. д. В таком наборе смысловых характеристик бюджетной оптимизации теряется ее здоровое и целесообразное содержание, что позволяет на практике «творить что хочешь и как хочешь, не учитывая отрицательных последствий».
Важным, на наш взгляд, является обращенность к проблеме оптимизации бюджетных расходов через призму доходной оптимизации. Она остается слабоучитываемой. Более того, осмысливая проблему системности развивающихся бюджетных отношений, становится более ясно, понятно и практически воспринимаемо для принятия бюджетных решений, что реальная оптимизация бюджетных расходов способствует такому же качеству развития бюджетных доходов.

Н. Х. ТОКАЕВ,
член комитета Парламента РСО-А по бюджету, налогам,
собственности и кредитным организациям,
доктор экономических наук, профессор

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: