«Чтоб с Россией душою слиться…» (Газета «Пульс Осетии» №26, июль 2016)

Взяла в руки небольшую (как потом оказалось, несправедливо маленькую) книжку «Стихи и переводы» Владимира Техова — и опять проснулось во мне это ощущение вселенской размытости критериев. Когда рождаются у даже малоизвестных авторов строки, которые, если б принадлежали кому-либо из великих поэтов, были бы признаны, без сомнения, прекрасными.
Лес весенний — зеленая бездна.
Будет жаль этих мест до слез.
Белым кварцем стволов
прорезана
Изумрудная зелень берез…

Есенин? Да нет, — Техов. 30 страниц собственных стихов и 60 страниц — переводы. В основном с осетинского. Стихи о жизни, о природе, о любви, о счастье… Пробиваются юморные строчки сквозь философские раздумья. Но главное — пишет человек, который ценит людей «не по цвету кожи, и не по записи в паспорте. А только по цвету души». Стихи-посвящения полны почтения к тем, кто воевал на фронтах Великой Отечественной, кто музыкой живет и дышит, кто бродил по геологическим тропам…
И уж совсем удивляют переводы: Коста, Мухарбека Кочисова, Гиго Цагараева… А также Зои Дауровой, Тенгиза Догузова, Ефима Тедеева, Петра Урумова… И сквозь строки чувствуется любовь к Осетии не только авторов оригиналов, но и автора переводов.

Владимир Техов — частый, не изменяющий нам участник встреч в Национальной научной библиотеке, в поэтическом «Чай-клубе». Реже я видела здесь другого автора, о котором тоже хочу сегодня сказать, — об этой удивительной девушке Дзере Тамаевой. Как и у Володи, книжка стихов («Стихи». Уже вторая) небольшая, негромкая, но очень своеобразная, ни на что не похожая (в хорошем смысле). Веяния времени, стремление к этой самой непохожести, видимо, побудили автора не поставить ни в одной строке ни одной запятой — дескать, читайте и ставьте их мысленно сами. По-разному к этому можно относиться, но в данном случае прощаю, когда читаю:

Порою блажь великая
Других не замечать
Как утро ясноликое
Скользить и исчезать
Создать себе Вселенную
Из комнат и окон
И вровень с одиночеством
Не думать ни о ком…

У Дзеры «луна струится на тротуары», «предав объем границ», а «дождь и ветер… рисуют ночь». Она убеждена, что «в любви не бывает расставанья», просит любимого «рассказать» ей «бесконечность, не называя имен». (Прости, Дзера, в цитатах я знаки все же расставила.) Вишну и Брэдбери, Гулливер и Махатма Ганди так естественно вплетены в стихи, как со-путники по жизни; она почти в каждом стихотворении загадывает нам свои загадки, не надеясь особо на разгадку. Это — ее, и только ее.
Вот такие поэты, такие замечательные ребята… Тиражи книг — 200 и 100 экземпляров (?). Еще раз повторю: несправедливо! Отверзьте уши и глаза, литературоведы или считающие себя таковыми! Грядут поэты… А оценивать, наверное, опять, как всегда, будет время…


Ирина ГУРЖИБЕКОВА

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: