Учитель! Перед именем твоим… (Газета «Пульс Осетии» №21, июнь 2016)

Не раз уже говорила и повторю, что главный для меня в русской поэзии — Лермонтов. Даже как-то написала, что несправедливо «мир поместил его вторым — в тень гения, его ж кумира». Ясно, что гений и кумир — Пушкин. И вот недавно перечитала раннего Александра Сергеевича — когда ему было от 15 до 25 лет, и, как говорится, открылось мне, что гениальность Поэта не только в бессмертном «Евгении Онегине» или «Пиковой даме»; не только в том, что «в жестокий век… восславил свободу», но в той молодой мудрости, которая, как оказалось, — на века. Он пишет в начале 19-го о том, что весьма актуально и в 21-м:
Всегда так будет, как бывало.
Таков издревле белый свет:
Ученых много — умных мало,
Знакомых — тьма, а друга — нет…
Или как, например, не возникнуть ассоциациям с некоторыми нынешними стихотворцами, когда у четырнадцатилетнего Пушкина читаешь: «…и ты в толпе служителей Парнаса! Ты хочешь оседлать упрямого Пегаса, за лаврами спешишь опасною стезей…», и дальше: «страшись же участи бессмысленных певцов, нас убивающих громадами стихов!» Увы, призывы сии и ныне остаются призывами. В том же возрасте поэт признается: «Петь я тоже вознамерился. Но сравняюсь ли с Радищевым?» Скромности бы нам побольше, современным литераторам…
Совершенно юный, еще напрочь далекий от политики, он восклицает:
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Грубо? Жестко? Да. Но остатки стадности и синдром толпы из нас до сих пор не вытравлены. Пресловутая свобода слова порой никак не влечет за собой свободу действий, поступков… Стадность мнений, стадность некоторых выборных кампаний… В этом бедламе тонут иногда и личности, и духовность, и справедливость.
И еще… 18-летний поэт утверждает и предостерегает:
Владыки! Вам венец и трон
Дает Закон, а не природа.
Стоите выше вы народа,
Но вечный выше вас Закон.
Отдельный разговор — о написанном в 1824 году стихотворении «Цель нашей жизни». Несколько отрывков из него приведу — и думай, мой дорогой читатель, думай…
Любимец божества, природы старший сын,
Вещай, о человек! почто ты в свет родился?
На то ль, чтоб царь земли и света властелин
К постыдной цели век стремился?
На то ль, чтоб, огнь и меч прияв в строптиву длань,
Он землю обагрял кровавою рекою,
С весельем адским нес народам смерть и брань
И царства попирал ногою?..
…На то ль во глубине сибирских сложных гор
И злато и сребро рождаются покрыты,
Чтоб ими услаждал таинственный свой взор
Скупец, богатствами несытый?..
Все для тебя! Срывай блаженством жизни цвет,
Дарами вышнего спокойно наслаждаясь;
Сей мир не есть юдоль злосчастия и бед,
Счастливым будь, не заблуждаясь…
А ведь заблуждаются… Не утихают в мире войны, льется невинная кровь, человечество усиленно уничтожает само себя.
Вот так… Хоть и не очень нравится мне ставшее обиходным «Пушкин — наше все» (как-то несправедливо по отношению к другим великим), однако НАШЕ ВСЕ сегодняшнее бытие как бы отразилось… в прошлом и, наоборот, как бы явилось таланту молодого пиита, оставившего нам нетленные строки…

Ирина ГУРЖИБЕКОВА
ПОСТСКРИПТУМ. Представляете, сколько простора и открытий еще сулит нам неравнодушное прочтение классиков — не «по диагонали», а чтобы вчитываться в каждую строку, как сам Пушкин вчитывался в великих своих предшественников…

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: