ПРЕДАТЕЛЬСТВУ НЕТ СРОКА ДАВНОСТИ! (Газета «Пульс Осетии»№19, май 2016)

Наш постоянный читатель и автор статей на военно-патриотическую тематику Петр ГЕРИЕВ пишет нам в редакцию:
«Дискуссия о Г. Токати длится уже тринадцать лет после выхода книги Д. Даурова “Портрет осетина на Луне”. Первым ее проанализировал ныне покойный полковник МВД А. А. Дзасохов (во время войны сотрудник СМЕРШ), который убедительно доказал в своей публикации в двух номерах газеты “Владикавказ”, что Токати не тот человек, которым надо гордиться осетинам. В то же время к дискуссии подключился и я, не оставив без внимания ни одной публикации, посвященной бывшему офицеру, изменившему Родине и присяге, осужденному и не реабилитированному. В доказательство своих слов приведу аргумент, ранее мной не использованный. Если Токати занимался на Западе ракетной тематикой, то в случае ядерной войны на территорию нашей страны обрушились бы атомные  бомбы, доставленные на созданных при его участии носителях. Нужны ли еще доказательства его предательства? Или упертые почитатели  “крупного ученого” будут по-прежнему рассказывать о его планетарности? А кое-кто даже предлагает установить ему в Осетии памятник.
Теперь о главном. Относительно недавно внучка покойного генерала Ивана Серова, бывшего после войны первым Председателем КГБ, а затем начальником ГРУ, нашла при ремонте дачи в тайнике мемуары деда, о которых не знала даже его жена. К печати их подготовил известный депутат Хинштейн. Довольно большой раздел посвящен в мемуарах и Г. Токати. В итоге он оказался простым аферистом, пытавшимся обмануть даже И. В. Сталина. Хочется верить, что теперь, узнав его истинное лицо из первых уст, а не от восторженных земляков, готовых поверить любым небылицам, мы наконец поставим точку в затянувшихся спорах». 
Тайные дневники первого председателя КГБ

Записки Ивана Серова нашлись через 25 лет после его смерти

В феврале 1971 года Юрий Андропов отправил в ЦК КПСС совсекретную записку, в которой сообщил, что его предшественник, бывший председатель КГБ генерал Иван Серов, «в течение последних 2 лет занят написанием воспоминаний о своей политической и государственной деятельности». Уникальный архив Серова нашли лишь недавно — в домашнем тайнике. Наш обозреватель, депутат Госдумы Александр Хинштейн досконально изучил эти документы. И подготовил к печати книгу «Записки из чемодана».
Ни в Кремле, ни тем более на Лубянке отнюдь не были заинтересованы в появлении мемуаров Серова: его нелюбовь с тогдашними вождями являлась взаимной. В 1963 году, в результате хорошо спланированной провокации, Серов был снят с поста начальника ГРУ, лишен Звезды Героя Союза, полученной за взятие Берлина, понижен на три звания, исключен из партии. Записки должны были стать своего рода ответом его гонителям. Кроме того, будучи ключевой фигурой советских спецслужб 1930–1960-х годов, свидетелем и участником множества исторических событий, генерал хотел рассказать хотя бы о некоторых из них.
В это трудно поверить, но бывшие подчиненные так и не смогли заполучить черновики серовских мемуаров. Работу над ними старый чекист вел в условиях конспирации, долгое время не доверяясь даже жене. Он прятал бумаги настолько профессионально, что даже после его смерти в 1990 году их местонахождение осталось тайной.
Эту тайну удалось раскрыть только сейчас, в лучших традициях шпионского жанра. Несколько лет назад, при ремонте гаража на старой даче Серова в Архангельском, его внучка неожиданно наткнулась на тайник в стене. В нем лежали два старых чемодана, набитых рукописями и различными документами. Это и был знаменитый архив Серова.
Ничего подобного в отечественной истории прежде не было. Записки и мемуары Ивана Серова охватывают весь период его службы в органах безопасности и военной разведки. С небывалой откровенностью и дневниковой скрупулезностью он описывает многое из того, чему явился свидетелем и участником.
Придя в НКВД в 1939 году по армейскому набору, Серов сделал головокружительную карьеру. Уже к началу войны он замнаркома госбезопасности, потом — замнаркома (министра) внутренних дел. В годы войны выполнял важнейшие задания Сталина и Берии, организовывал диверсионные отряды, боролся с бандами на Кавказе и Прибалтике, лично арестовывал верхушку антисоветского польского правительства в изгнании.
Именно Серов руководил и депортацией народов, объявленных Сталиным вражескими. Но он же с первыми частями входил в Берлин, лично обнаружил трупы Гитлера и Геббельса, а затем принимал участие в церемонии подписания капитуляции. Серов — единственный из всех руководителей НКВД, кто не только регулярно бывал на переднем крае, но и лично поднимал солдат в атаку. Его всегда посылали туда, где трудней.
Вплоть до 1947 года Серов оставался уполномоченным НКВД-МВД в Берлине, где среди прочего занимался восстановлением производства стратегических ракет и поиском немецких секретных ученых.
В 1953-м он в числе немногих заместителей Берии привлекается Хрущевым к операции по аресту своего министра — сказалось давнее, еще с Украины, знакомство. Именно Серов по протекции Хрущева станет первым в истории председателем КГБ, а затем возглавит военную разведку — ГРУ.
Трудно даже себе представить число секретов и тайн, к которым был допущен Серов. Достаточно сказать, что даже обстоятельства собственной отставки генерал излагает совершенно отлично от общепринятой канонической версии. По утверждению Серова, агент ЦРУ и МИ-6 внутри военной разведки полковник Пеньковский, в близости с которым был уличен начальник ГРУ, в действительности являлся агентом КГБ, подставленным западным спецслужбам с целью дезинформации.
Эта и множество других исторических сенсаций содержатся в архиве Серова. Почти два года Александр Хинштейн занимался разбором и изучением генеральского архива. Результатом его работы стала подготовленная к печати книга воспоминаний Ивана Серова, которую он снабдил примечаниями и пояснениями, восстанавливающими канву и логику событий. В ближайшее время книга «Записки из чемодана» выйдет в свет.
Сегодня мы публикуем один из фрагментов уникальной книги.

Бегство Грегори Токати

Не прошло и 10 дней, как меня вызвали поздно вечером в Кремль, сижу в приемной у тов. Сталина, со мной сидят нарком авиапромышленности СССР М. В. Хруничев, командующий ВВС Жигарев и какой-то подполковник. (Согласно журналу учета посетителей Серов находился в кабинете у Сталина 17.04.1947 с 22:10 до 22:35 вместе с Г. А. Токаевым, который записан как сотрудник военно-воздушного отдела СВАГ. — А. Х.)
Минут через пять вышел Маленков, а через пару минут тов. Сталин, который увидел меня и говорит, подавая лист бумаги: «Вы читали это письмо?» Я отвечаю: «Нет». — «Прочитайте». И пошел.
Я прочел записку подполковника СВА (Советской военной администрации. — А. Х.) в Германии Токаева о том, что из Германии вывезли не всех специалистов, что он знаком с группой немецких ученых, работавших по реактивной авиатехнике, называет при этом профессоров Зенгера, Танка и другие фамилии.
Записка написана в адрес тов. Маленкова. Другая записка от Маленкова к тов. Сталину, где говорится, что он вызывал военных ВВС, что все это заслуживает большого внимания и т. д.
У меня эта записка вызвала неприятное чувство. Выходит, что я не всех специалистов выявил и вывез в СССР и такого крупного, как Зенгер, я не сумел вывезти.
Через 5 минут вызвали нас в кабинет к Сталину, тов. Сталин, обращаясь ко всем, говорит, что тов. Токаев написал письмо, что в ГДР есть крупные ученые, не вывезенные в СССР, и он с ними поддерживает связь. Затем, обращаясь ко мне, говорит: «Вам известны такие лица?»
Я говорю: «Слышал, что есть такие профессора на Западе, а если они были бы в тот период у нас, когда мы вывозили немцев, то, безусловно, их бы вывезли. Мне известно, что профессор Зенгер работал в Вене (Австрия)».
Тогда тов. Сталин говорит: «Давайте на место пошлем комиссию во главе с Серовым, которая все проверит и доложит свои предложения, где кого из них целесообразно вывезти в СССР». Все согласились. Я попросил слово и сказал, чтобы включили в состав комиссии генерала В. Сталина. Тов. Сталин подумал и говорит: «Согласны». Члены Политбюро поддакнули.
Я это попросил потому, что если этот Токаев в записке наврал, то не начал бы потом кляузничать. Тогда бы у меня был живой свидетель в Берлине В.Сталин, который мог бы отцу все рассказать.
По внешности Токаев напоминает еврея. Оказался осетином.
Затем Сталин отвел меня в сторону и тихонько сказал: «Вы один слетаете в Вену и проведаете все о Зенгере, он там учился, писал научные труды. Указания Верховному комиссару СССР по Австрии генералу Курасову будут даны». Я сказал: «Будет сделано».

<…>

Прилетели обратно в Берлин. Я распределил между членами комиссии обязанности. Мы с Токаевым, В. Сталиным поехали в район, где эта группа «ученых» работала.
Еще до этого Токаев сказал мне, что профессор Зенгер не живет в ГДР, но его «приятель» живет в Берлине и работает на СВАГ. Уже отступление. Я сказал Токаеву, почему он в записке этого не написал? Тот уклонился от ответа.
Приехали в группу «ученых». Я попросил Токаева показать приятеля Зенгера. Он мне указал на тощего немца. Когда я в присутствии Токаева и В. Сталина задал вопрос, знает ли он профессора Зенгера, тот ответил: «Лично я его не видел, но читал его труды по аэродинамике». Профессия этого немца — инженер по системе Вестингауза (т. е. по тормозам для ж/д вагонов). Ничего себе авиатор!
Стали спрашивать других инженеров, картина еще хуже. Те даже не читали трудов профессора Зенгера и ничего о нем не слышали. Сами «инженеры» даже не дипломированные, т. е. не полностью окончили институты и не получили дипломов. Я поругался, и уехали. Всю дорогу молчали.
Приехав в СВАГ, я сразу обратился к Токаеву и говорю: «Ну, что будем делать дальше? Где ученые, о которых писали в ЦК, где приятель Зенгера, где Танк?»
Токаев, видя, что уличен, еще попытался сослаться на какую-то группу, находящуюся в районе Потсдама. Я тогда сказал: «Пусть туда поедут генерал Сталин, Токаев и академик Шишикин из наркомата авиапромышленности».
На следующий день, когда собралась вся комиссия, В. Сталин доложил, что вторая группа, на которую сослался Токаев, такой же блеф, как и первая. Тогда я говорю членам комиссии, что у меня получены данные, что в районе Веймара (Тюрингия) проживает действительно приятель Зенгера, так вот я хочу туда съездить. Всей комиссии делать нечего, поэтому я обеспечу каждого автомашиной, и в течение двух дней вы можете знакомиться с Германией, а сейчас давайте напишем предварительно записку тов. Сталину о результатах нашей проверки, а подпишем и пошлем после моего возврата.
Так и сделали. Шифровку подготовили, зачитали, все, в том числе и Токаев, сказали: правильно. В записке в спокойном тоне докладывалось, что никаких ученых нет, что Зенгер никогда не находился в советской зоне, что эта группа занимается разработкой вопросов ж/д транспорта, а профессор Танк находился в американской зоне и вывезен в США в 1945 году.

<…>

Прилетев в Берлин, собрались всей командой, еще раз прочитали донесение о вранье Токаева, добавили, где находится Зенгер, и подписали. Токаев, смущенный, сказал, что все написано правильно. Отношение членов комиссии было к нему явно презрительное.
Перед отлетом в Москву встретился с В. Д. Соколовским и все ему рассказал про Токаева. Он возмущался, что такую дрянь из ВВС посылают в СВАГ для работы.
В конце беседы я предупредил Василия Даниловича, чтобы он поручил особистам наблюдать за Токаевым, как бы он не сбежал на Запад, струсив, что наврал в ЦК. Василий Данилович пообещал все это обеспечить.
Но, к сожалению, в жизни получилось иначе. Когда мы улетели, Токаев забрал семью и на метро переехал в английскую зону Берлина, где явился к англичанам, т. е. стал предателем. Затем я читал в сводках ТАСС, что он выступил на радио в Лондоне, называл себя доктором наук и хвастался, что является помощником Сталина по авиации и т. д.
Вот подлец! Я удивляюсь англичанам, которые очень умно ведут разведку и не могли распознать этого авантюриста.


mk.ru
05.05.2016


                                                         

Комментарии

Dorothynex, 02:23, 28 Фев. 2017

wh0cd909797 <a >Buy Viagra Online</a>

Dwightlep, 13:49, 28 Мар. 2018

заказать продвижение сайта в ульяновске логин в скайпе SEO PRO1

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: