Он «знал одной лишь думы власть…» (Газета «Пульс Осетии» №15, апрель 2016)

Мы все поголовно в него влюблялись, все девчонки 10-го «а» (подозреваю, что и в других классах тоже — школа тогда была женская). Он входил в класс одновременно величественно и просто, с достоинством человека, хорошо осознающего, ради чего он живет на Земле и чему посвятил всего себя. Он общался с нами на уроках литературы не только как с ученицами — скорее как с равными собеседниками, уча нас слушать и слышать, читать не «по диагонали», а построчно, и понимать прочитанное.
Девлет Гиреев… Учитель от Бога, писатель, литературовед… Может, отчасти поэтому с младых лет мой любимый поэт — Лермонтов, ибо Девлет Азаматович был трепетным поклонником и неутомимым исследователем его творчества. Он произносил его фамилию, слегка продлевая первую букву — «Л-л-лермонтов», с каким-то особым придыханием. Лермонтов и Пятигорск, Лермонтов и Белинский, отдельно — о поэме «Демон», Лермонтов и декабристы — это только малая часть его научных, творческих работ о Поэте.
А ведь было и военное прошлое — с первых дней войны в Красной армии, и работа в издательстве, в университете, в музее, и редактирование замечательного альманаха «Литературная Осетия» — в какой-то мере прародителя современного «Дарьяла»… С глубоким проникновением в самую глубь личности творца он пишет о Расуле Гамзатове и Георгии Кайтукове, Езетхан Уруймаговой и Тимофее Ефимцове, Николае Тихонове и Семене Бабаевском… У меня все время было ощущение, что, восхищаясь или критикуя, исследуя, разбирая строго и добро, «по косточкам» чужие произведения, он явно «хоронил» до рождения что-то нераскрывшееся СВОЕ. Возможно, появился бы роман о Кавказе и его людях, которых он так любил и почитал. Не знаю… Но казалось всегда, что он нечто недоговорил, недописал и друзьям, и читателям, и всей нашей литературе.
…На выпускном экзамене в 27-й школе я в последние минуты перед сдачей сочинения вспомнила, что у меня нет эпиграфа, и придумала собственный (такой, что, как говорится, ни в какие ворота), подписав нагло: «Писарев». Получила, как ни странно, пятерку. Потом — золотую медаль. На выпускном вечере Девлет Азаматович пригласил меня на танец и шепнул на ухо: «Что это за дурацкий был эпиграф? Твой?» Вечное ему спасибо: сей ляп мог перечеркнуть все десятилетние старания.
Таков он был, Девлет Гиреев, которому 26 апреля этого года — ровно 100 лет. Вполне возможно, Осетия отметила бы с ним вместе эту дату, если бы не его трагическая гибель в 81-м. Воистину, «Какой светильник разума угас! Какое сердце биться перестало!»


Ирина ГУРЖИБЕКОВА

Комментарии

Phyllischoox, 18:04, 27 Апр. 2017

wh0cd984978 <a >cialis 40 mg</a>

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: