Место «в рабочем строю» (Газета “Пульс Осетии” №3, февраль 2016)

…А что если я — народа водитель
И одновременно — народный слуга?
В. Маяковский

Эпиграф взят из стихотворения одного из моих самых любимых поэтов «Разговор с фининспектором о поэзии». Там же: «У меня к Вам дело деликатного свойства — о месте поэта в рабочем строю». У меня сегодня тоже будет «деликатный» разговор — о месте газет, журналов в рабочем строю, и вдобавок я уверена, что пресса, настоящая, тоже, как поэт, — «народа водитель» и «народный слуга».
Навел на мысль поговорить с читателем об этом визит ко мне на работу ветерана Великой Отечественной Павла Голубева, пришедшего поделиться мнением о моей статье в предыдущем номере «Пульса» — о возможности и необходимости возвращения в семью городов-героев имен Ленинграда и Сталинграда. Ветеран готов даже предложить всем своим соратникам в России объявить сбор средств на переименование Петербурга и Волгограда («Я знаю, это ж денег стоит…») и отправить эту сумму Владимиру Путину с настоятельной просьбой свершить сие благое дело. Ну, не уверена, насколько результативна была бы такая акция, но приятно, что люди сопереживают, размышляют и даже готовы действовать.
То, о чем я скажу далее, не истина, разумеется, в последней инстанции, но, думаю, дает на это право мой 56-летний журналистский стаж. Помню, коридоры и кабинеты редакции «Социалистической Осетии» буквально задыхались от обилия посетителей, жалобщиков, всех тех, кто хотел опубликовать статью, или пришел рассказать о наболевшем, или принес новую идею пропаганды того или иного явления, и т. д. Да, конечно, тогда не было электронной почты, но живое общение с читателем дорогого стоило. Сегодня можно покупать любые газеты или получать их, причем некоторые читатели просто отыскивают там знакомые фамилии в статьях, сокрушаются по поводу какого-либо описанного инцидента или узнают, кто ушел из жизни, где и когда похороны. Не спорю, все это нужно, но я больше за читателя не созерцающего, а неравнодушного и активного. Из таких потом получаются такие же активные и неравнодушные авторы. Такие, например, как Василий Наскидаев, мимо внимания которого не проходит ни одна несправедливость в законах и поступках, ни одно предательство идеалов и друг друга. В его статьях — одновременно и мудрость, и горячий задор, призывающий размышлять…
Очень сомневаюсь, что молодежь сегодня читает газеты (вот бы кто-нибудь из них возмутился и написал мне в ответ, что это далеко не так). Но если не читают, значит, надо сотрудникам редакций, корреспондентам идти к ним в классы, в аудитории, на предприятия, и не по разовой причине — кого-то наградили, где-то обвалилась штукатурка — а, подчеркиваю, встречи со ВСЕЙ редакцией; чтобы газета ожила для молодых читателей в лицах, чтоб они услышали, каких статей, информаций, фельетонов, очерков (чуть не написала «и стихов», но вовремя спохватилась) ждет от них газета или журнал.
Кстати, о журнале. Имеет место серьезная востребованность в Интернете и среди нашей интеллигенции каждого номера журнала «Дарьял». На писательском собрании недавно звучала критика в адрес его редакции: мало публикуется произведений осетинских авторов. Что ж, раз журнал — на русском языке, значит, нужны переводы. А где они? Разве редакция завалена качественными переводами рассказов, стихов, повестей, а их не печатают? Редакция не может писать за писателя, переводить за переводчика. И — рецензировать за литературоведа. Любые «веды» у нас нынче в глубоком дефиците. Их катастрофическое отсутствие привело к тому, что на днях сотрудник одного из театров сам написал похвальное слово о работе своего же театра. Написал интересно, хорошо, но вряд ли это должно стать нормой.
То, что состоялся торжественный прием у Главы республики по случаю Дня печати, это здорово: не припомню факта подобной широкой признательности нашей профессии за последние годы. Но, опять же, своего рода праздник. А в будни газеты должны быть все же острее, объективнее, как можно ближе к читательским запросам и, повторяю, встречаться с коллегами и с читателями для пусть не всегда лицеприятного, но открытого и прямого разговора. Профессия журналиста сложна и даже, как вы знаете, порой опасна. Но только честность, профессионализм, мужество в обличении пороков, разнообразие на страницах жанров, тем и мнений — только все это приблизит прессу к народу, которому она призвана служить. Голая информация — ее вокруг предостаточно и на телеэкране, и в частных разговорах.
И последнее. Не знаю, насколько востребована во властных кабинетах местная (и не только; о нас немало пишет и «АиФ») пресса, однако позвольте надеяться, что ни одна весомая, проблемная публикация не пройдет мимо тех, от кого зависит помощь людям, коренное изменение ситуации или восстановление справедливости.

Ирина ГУРЖИБЕКОВА

Комментарии

Satana, 19:18, 07 Фев. 2016

Помните, уважаемые читатели , у Булгакова в “Мастере и Маргарите ” «Я вошел в приемную редактора, где меня встретила окосевшая от ежедневного вранья секретарша». Что касается статьи, то мое, сугубо личное мнение, без НЕЗАВИСИМОСТИ СМИ , не будет настоящей журналистики. Это первое и главное, об этом , к сожалению, в статье автора ни слова.

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: