Юридическая фига в кармане (Газета “Пульс Осетии” №3, февраль 2016)

Как-то с одним уважаемым адвокатом обсуждал свой вопрос. Он объяснял мне тонкости дела и для иллюстрации одного нюанса привел пример из своей практики. К нему за консультацией обратился человек, который намеревался открыть рекламный бизнес. У предпринимателя был в распоряжении воздушный шар, на котором предполагалось размещать рекламу. Началось оформление документов, всевозможных регистраций, согласований, разрешений. Но, что стало совершенной неожиданностью, бизнесмена обязали платить налог на землю. Опешивший предприниматель стал спорить с администрацией: «Какой земельный налог? Я ведь собираюсь работать в воздушном пространстве!» — «Да, но ведь ты этот шар будешь привязывать за землю». — «Нет, я привязываю шар к своей машине». — «Да, но ведь машина стоит на земле». — «И что?» — «А то, что за эту землю, на которой стоит машина, и надо платить налог».
Оценив законность доводов с той и с другой стороны, адвокат пришел к заключению, что это соотношение составляет 50 на 50, а при таком соотношении с властями лучше не спорить, потому что в этом случае преимущество у администрации. Но даже если шансы гораздо больше 50 % и, в принципе, все 100 %, отстоять свою правоту зачастую невозможно. Высокая корпоративная дисциплина правоохранителей и чиновников и крепкая их солидарность не оставляют никаких шансов отстоять свои права. Внешне, как правило, это ущемление прав может выглядеть вполне законно.
Особо отвратительную роль в этом играют некоторые адвокаты, которые давно изменили своей совести и своему долгу и, пользуясь безнаказанностью, наживаются на несчастье своих клиентов. Уловки у них разнообразные, но суть одна — они корыстно действуют во вред своим клиентам за деньги самих же клиентов. Такой, с позволения, адвокат даже подлость делать своему подзащитному не станет без оплаты. Нередко следователи под видом сочувствия настоятельно рекомендуют конкретного адвоката, который якобы только и может разобраться профессионально в этом вопросе и который на самом деле состоит в сговоре с судьей и со следователем, а потом, по завершении, вместе «обмывают» дело.
Когда обманутый человек заявляет, что его адвокат вместо защиты повернул дело против него самого, правоохранители изображают наивность и сильное удивление: «Как? Ваш адвокат против вас? Быть того не может!» Или попросту говорят: «Ваш адвокат, вот и все вопросы к нему, мы тут ни при чем». В лучшем случае подобный горе-адвокат просто пассивно отбывает свой гонорар, не принимая ничью сторону: нет от него ни пользы, ни (хвала Всевышнему), по крайней мере, видимого вреда. Про такую ситуацию в народе говорят: «Мышь приняла ислам, но число мусульман не увеличилось, а число христиан не уменьшилось».
Пьер Буаст говорил: «Вопли народа переводятся словами: хлеба и правосудия». Трудно спорить с этим утверждением. Судебная практика подтверждает, что именно по этим позициям возникают споры и тяжбы. И именно по этим позициям в наше время простому человеку трудно отстаивать свою правоту. Сейчас путь к отстаиванию справедливости напоминает некое подобие форта Боярда — всюду какие-то подвохи, мины, ловушки, капканы и прочие сюрпризы. Весь путь усеян «арбузными корками» — на какой-нибудь да споткнешься.
К примеру, расплатилась женщина по кредиту в банке, с облегчением вздохнула. Но не все так просто. Оказывается, она выплатила только рубли, но не копейки. А копейки (95 копеек) за три года образовали задолженность в сорок тысяч рублей (на этот случай предусмотрена специальная система штрафов и процентов — только зазевайся). Почему в банке не предупредили, что здесь подвох, нужно не упустить из виду копейки? Потому что все делается сейчас для ограбления народа. То какую-то справку человек не подал, о которой он и не подозревал, а его не предупредили. А не предупреждают, потому что они якобы не обязаны. Так и говорят: «Мы ничего не обязаны, у нас не бесплатная юридическая консультация, обращайтесь к своему адвокату, пусть он и решает ваши проблемы». Ну а про адвокатов мы уже говорили.
Ныне у нас в ходу эвфемизмы, то есть смягченные выражения. Хотя это всего лишь литературный прием, но в руках соответствующих умельцев и он неплохо работает. Например, вместо слова «пытки» употребляют выражение «более жесткие методы допроса», вместо «повышение цен» говорят «либерализация цен», вместо «увеличение налогов» используют выражение «непопулярные меры» и т. д. Один из ходовых эвфемизмов — «нецелевое расходование бюджетных средств». Эту формулу употребляют вместо «украли, разграбили, распилили». Это действия, за которые в СССР расстреливали, а если кому-то вместо расстрела дали 15 лет тюрьмы — тому крепко повезло.
Скажем, отпущены деньги на ликвидацию ветхого жилья и, соответственно, переселение жильцов в благоустроенные квартиры. Но средства ушли не по адресу, их потратили на что-то другое. Поэтому, когда приходит хозяин ветхого жилья за решением его жилищного вопроса, ему под разными предлогами отказывают. Во всех бюрократических структурах царит взаимопонимание по вопросу отказа в законном праве. Каждый вносит посильный вклад. Где-то нужную справку отказались выдать, где-то «утеряли» важную бумагу, без которой ничего не получится предпринять, где-то еще что-то придумают. Вроде бы конкретно никто не виноват, а вопрос превращается в неразрешимую проблему. Это как ловкий солдат варил кашу из топора: немножко крупы всыпал, немного масла добавил, немного соли, немного еще чего-то — и каша готова. Так и чиновники: каждый немножко чего-то добавит, и получается неприступный бюрократический «No pasaran!»
Именно в таком положении оказался пенсионер Сергей Андреевич Кайтмазов. Долгие годы он добивается в различных инстанциях признания его домовладения полуподвального типа постройки 1907 года ветхим строением. Домовладение из-за неисправности канализации периодически во время ливней подтапливается и пришло в негодность. «Пульс Осетии» уже публиковал статью по этому вопросу: «Ароматы улиц Койбаева и Армянской». В течение многих лет Сергей Андреевич пытается решить этот вопрос, обращался в многочисленные инстанции, но воз и ныне там. Суд не воспользовался своим правом на тщательное и всестороннее исследование обстоятельств дела и отказал Кайтмазову в удовлетворении иска. Все акты, указывающие на ветхость домовладения, не признаны, поскольку только за межведомственной комиссией (МВК) признается исключительное право признавать или не признавать ветхость строения. Вот она-то (МВК) признала домовладение пригодным для проживания. То обстоятельство, что эта самая МВК проводила осмотр «на глазок», без специального оборудования и приборов, — это, так получается, их суверенное право. А что касается обжалования заключения МВК, так это уже невозможно — сроки прошли (интересно, почему адвокаты не могли соблюсти это процессуальное положение?).
Реагируя на проблемы простого человека, власти руководствуются не законами, а какими-то бытовыми представлениями. И мудрость черпают в повседневном обиходе. Остряки говорят: «Для того чтобы коровы меньше ели и больше давали молока, их надо меньше кормить и больше доить». Именно это кредо и применяют наши бюрократические инстанции: «Чтобы отказать человеку в законном праве предоставления жилья, нужно меньше ветхих домовладений признавать таковыми и больше посылать соискателей куда подальше».
Сходная история у Мухара Алексеевича Джиджоева. Здесь проблема в том, что не могут разобраться с начислением ему пенсии. Пытаясь доказать свою правоту, Мухар Алексеевич, кажется, уже изучил все пенсионное законодательство. Но все его доводы не находят отклика. Вот только один эпизод из этой эпопеи. Джиджоев, после переселения из Грузии на территорию РФ, 14 лет проработал в России, платил, соответственно, подоходный налог, но при этом пенсию ему назначили меньше, чем если бы гражданин после переселения из Грузии на территорию РФ не работал. Вот так. Работал 14 лет — получай пенсию меньше, чем если бы не работал. Трудно разобраться во всех перипетиях этой запутанной истории, но ведь кто-то должен все-таки решить этот вопрос. Ведомства живут по каким-то своим замкнутым правилам. Получают сверху служебные письма и рекомендации об изменениях, но пенсионеров в известность не ставят. Люди потом все-таки узнают об этих скрываемых документах. Такая практика создает атмосферу недоверия. Поэтому люди не верят ничему, даже если им дают обоснованные разъяснения.
В разных случаях и разных ведомствах тяжбы бывают разные. Но основная установка одна: «Для того чтобы коровы меньше ели и больше давали молока, их надо меньше кормить (то бишь меньше признавать законные права) и больше доить (то есть больше посылать куда подальше)». А для придания видимости соблюдения закона надо всегда иметь при себе в кармане юридическую фигу.

Юрий ПЕТРОСОВ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: