О прототипе майора Деева (Пульс Осетии №8, март 2015)

Прототип майора Деева. История одной поэмы
Старые почтальоны вспоминают, что, когда во Владикавказ на почтамт приходили письма с надписью на конверте: «Вручить майору Дееву», почтальоны несли их в дом Ефима Самсоновича Рыклиса. Как жаль, что сегодня из школьной программы исключена замечательная поэма Константина Симонова «Сын артиллериста» о боях в Заполярье. Кто же послужил прототипами героев этого произведения — майора Деева и Леньки Петрова?
Всем ветеранам Великой Отечественной войны, всем, кто защищал Заполярье нашей Родины от немецко-фашистских захватчиков, посвящается…

Все дальше уходят в глубь истории грозные годы Великой Отечественной войны. Но время не властно предать их забвению, выветрить из памяти народной. Совсем немного времени остается до того дня, когда наша страна будет торжественно отмечать 70-летие Великой Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. На всех фронтах с честью и доблестью воины Красной Армии сражались за свободу и независимость своей Родины. Далеко на Севере граница нашей страны как бы ведется в Баренцево море, напоминая своими очертаниями небольшой флажок. Это полуостров Рыбачий. Здесь край земли, суровый и неуютный, здесь вечно царствует студеный и колючий ветер, дни и ночи не умолкает жестокий бой прибрежного гранита с Ледовитым океаном. Отсюда, с холодного и обветренного краешка земли, и начинался огромный фронт Великой Отечественной войны. Самый правый его фланг…
Именно здесь, у шестьдесят девятой параллели, на черном и обрывистом хребте Муста-Тунтури отборные горнострелковые полки гитлеровцев так и не смогли перейти нашу государственную границу. Пограничный знак, сложенный из булыжников, всю войну оставался на ничейной полосе. Он был для фашистов как бельмо на глазу. Они в упор расстреливали этот непобежденный знак — символ доблести и стойкости советских воинов. Но наши бойцы назло врагу снова складывали его из разрушенных снарядами камней и, чтобы фашисты не трогали его, приставляли к нему лист фанеры, на котором углем был нарисован фюрер…
После войны у моста через реку Титовку был установлен обелиск с надписью: «В тридцати километрах по дороге на полуострова Средний и Рыбачий находится участок государственной границы, который не смогли преодолеть немецко-фашистские войска в течение всей Великой Отечественной войны».
На этих гранитных скалах шли ожесточенные бои 1 208 дней и ночей. Здесь с честью и доблестью воевали воины 104-го пушечно-артиллерийского полка: комиссар полка Дмитрий Иванович Еремин, командир полка Ефим Самсонович Рыклис, славные моряки-североморцы, стойкие бойцы 135-го стрелкового полка, а также полярный Одиссей — сапер И. Шелепов, который, чтобы не попасть в плен к фашистам, на плотике из двух бревен переплыл широкий морской залив. Здесь, в Заполярье, совершил свой подвиг Ленька из поэмы Константина Симонова «Сын артиллериста».
Стойко и отважно сражались с немецко-фашистскими захватчиками, защищая Рыбачий, поэты-фронтовики: Ойслендер, Букин, Пегашов, Бородюковский, Черномыс, писатель Иван Свистунов.
На всех фронтах в действующей армии находились фронтовые корреспонденты, среди них и Константин Симонов, который стал свидетелем безмерного мужества и отваги воинов-артиллеристов, моряков-североморцев, воинов стрелковых частей, сражавшихся на полуострове Рыбачий. Находясь в рядах 104-го пушечно-артиллерийского полка, К. Симонов наблюдал за действиями командира полка майора Е. С. Рыклиса, его офицеров и солдат. Здесь и родилась известная поэма «Сын артиллериста», в основе которой лежат события, произошедшие на острове Рыбачьем.
Это взволнованный рассказ о командире артвзвода молодом лейтенанте Иване Лоскутове — прототипе Леньки из поэмы Симонова. Он родился в 1918 году в деревне Мироновка Оханского района Пермской области. После окончания в 1940 году Томского артучилища был назначен командиром взвода в 40-й запасной артполк, а позже в 104-й пушечный артполк 14-й армии ЛВО. В войне участвовал с 22 июня 1941 года. В 1941–1942 годах проходил службу в том же полку, но уже Северного оборонительного района Северного флота.
…Наступил сентябрь, мокрый, с холодными ветрами и горячими боями. Подтянув свежие силы, войска корпуса «Норвегия» предприняли новое яростное наступление на Мурманск. Завязались смертельные бои на реке Западная Лица. Не исключалась возможность, что противник перейдет в наступление на Рыбачий и Средний. Командир полка майор Е. С. Рыклис отдал приказ снять с побережья и перевести на передний край сухопутного участка дивизион дальнобойных орудий. Для корректировки огня артиллеристов командир полка принял решение послать в боевое охранение корректировщика огня наших батарей. Эта тяжелая и опасная задача была возложена на лейтенанта Ивана Лоскутова. «Подберите себе в помощь двух надежных парней, — сказали ему, — и в добрый путь».
По команде И. Лоскутова артиллерийские батареи открыли огонь по вражеским целям. Но немцы тут же поняли, что огонь русской артиллерии, до сего времени беспорядочный, корректируется. И делать это могут только с высотки боевого охранения. По ней-то противник и открыл шквальный огонь из минометов. Под прикрытием тумана враг начал наступление на высотку. Немцы обошли высоту слева, и разведчики оказались в тылу врага. Опасность попасть в окружение, а затем и в плен увеличивалась с каждой минутой. И лейтенант Лоскутов передает на командный пункт свои координаты…
А на КП майор Е. Рыклис и комиссар Д. Еремин, получив координаты, недоумевали: «Что же случилось? Ведь это огонь по Лоскутову. Значит, он вызывает огонь на себя?» Е. Рыклис задумался. Как же ему потом смотреть в глаза отца лейтенанта — своего боевого друга, с которым прошел много трудных дорог?.. Ведь он должен открыть огонь по его сыну… По своему верному адъютанту Ивану Лоскутову, которого почитает за сына… Но медлить некогда. От И. Лоскутова настойчиво подаются команды: «Огонь на меня! Фашисты обходят! Огонь на меня!» Почти как в поэме:

Фашисты правее меня,
Скорей, не жалейте огня!

Огонь наших батарей был настолько сокрушительным и точным, что вся высота от взрывов покрылась облаком гари и дыма. В этом кромешном аду герои-артиллеристы выжили и с честью выполнили боевое задание.
Командир полка майор Е. Рыклис и полковой комиссар Д. Еремин со слезами на глазах крепко обнимали и целовали уставшее лицо Ивана Лоскутова, ставшего потом уже «Ленькой — сыном артиллериста и его боевых друзей».
По приказу Гитлера группа немецких
войск «Норвегия» должна была захватить Мурманск и Кольский полуостров, потом Карелию и выйти к Архангельску. Эта операция носила название «Голубой песец».
На левом фланге армии был сосредоточен корпус горных стрелков, которым командовал генерал Дитл. Он должен был разгромить советские части на финско-советской границе и наступал в направлениях Титовки и Урал-губы, Печенги и Мурманска с целью овладеть базами Северного флота и тем самым блокировать Кольский залив. Эта операция называлась «Рыжая лиса». Срок наступления корпуса определялся 29 июня 1941 года, т. е. после официального объявления нам войны Финляндией.
Наступление гитлеровской армии поддерживалось 400 немецкими самолетами 5-го воздушного флота, базировавшимися на аэродромах Северной Финляндии и Норвегии. В помощь горному корпусу были выделены военные корабли. С каждым днем бои на Мурманском направлении принимали все более ожесточенный характер. Фашисты упорно, не считаясь ни с чем, рвались к городу. Генерал Дитл, один из любимцев Гитлера, хвастливо заявлял, что не далее чем через неделю сопротивление русских будет сломлено и он на белом коне въедет в Мурманск. Офицерам уже были розданы приглашения на торжества по случаю победы, а Мурманск на три дня предоставлялся в распоряжение победоносных солдат фюрера.
Но войска Дитла натолкнулись на ожесточенное сопротивление Красной Армии и несли огромные потери. Поэтому в порт Петсамо шло все больше кораблей с пополнением, боеприпасами и снаряжением. А при входе в узкий залив их встречали массированным огнем батареи моряков и 104-го
артполка.
Положение на подступах к полуостровам осложнилось. Фашисты, натолкнувшись на все более возраставшее сопротивление наших войск на Мурманском направлении, усилили удары по полуостровам. Они хотели во что бы то ни стало прорвать оборону на участке Кутовой и залива Малая Волоковая, выбраться на оперативные просторы Среднего и Рыбачьего и сбросить наших воинов в море.
В один из горячих июньских дней в Мотовский залив вошли два корабля. Это были эсминцы «Куйбышев» и «Урицкий». Своим уничтожающим огнем они сорвали наступление егерей Дитла, помогли малочисленному гарнизону защитников полуостровов удержать свои позиции.
В сентябре 1941 года, подтянув свежие силы, войска корпуса «Норвегия» предприняли новое яростное наступление на Мурманск. Завязались смертельные бои на реке Западная Лица. Не исключалась возможность, что противник перейдет в наступление на Средний и Рыбачий.
Командир полка майор Е. Рыклис принял решение — снять с побережья и перевести на передний край сухопутного участка дивизион дальнобойных орудий. Под покровом ночи тяжелые орудия были переброшены в район губы Эйна. И уже на второй день артиллеристы открыли ураганный огонь по скоплению егерей и по их огневым точкам. Стойкость и беспримерное мужество советских воинов остановили отборные дивизии Дитла на берегу реки Западная Лица и на подступах к полуостровам Средний и Рыбачий.
Наступит 1942 год. Уже на других участках фронтов Великой Отечественной будут сражаться с врагом майор Ефим Рыклис и его боевые товарищи. На гранитный берег Рыбачьего сойдут бесстрашные североморцы, загрохочут новые бои, но героическая история Великой Отечественной войны всегда будет помнить, что первые и самые страшные натиски врага на самом правом фланге отразили славные воины 104-го пушечно-артиллерийского полка, впоследствии Краснознаменного, 135-го стрелкового полка, 7-го и 15-го пулеметных батальонов, саперы и связисты, отважные моряки североморских батарей. Здесь надо иметь в виду, что война на Крайнем Севере не была похожа на ту, которая шла на других участках фронта. Здесь люди воевали в безмолвной тундре, на обрывистых скалах, в промерзшей мгле полярной ночи.
Прошло много лет с той огневой поры. На разных фронтах воевали герои поэмы «Сын артиллериста», воевали храбро, «по-рыбачински». И выжили в горниле войны. В течение долгого времени служил в Дальневосточном военном округе тот самый Ленька — подполковник Иван Алексеевич Лоскутов, а бывший комиссар 104-го полка полковник запаса Дмитрий Иванович Еремин проживал в Ставрополе.
Командир полка Ефим Самсонович Рыклис после Победы служил в различных регионах страны, а потом был направлен для дальнейшего прохождения службы во Владикавказ (тогда Орджоникидзе). Кстати, служил вместе со своей боевой подругой Тамарой Васильевной Рыклис — военной связисткой, с которой познакомился на фронте и на которой женился еще в годы войны.
Е. С. Рыклис уволился в запас в звании полковника по состоянию здоровья. Счастливая семья осталась жить во Владикавказе. Жили в так называемом «электроцинковском доме» в районе улиц Чкалова и Маркова. Воспитали двух прекрасных дочерей, которые получили высшее образование. Е. С. Рыклис и Т. В. Рыклис проводили большую военно-патриотическую работу среди молодежи города и республики, всегда были желанными гостями в войсковых частях Владикавказского гарнизона и владикавказских военных училищ.
Отважному командиру 104-го Краснознаменного пушечно-артиллерийского полка было о чем рассказать молодежи и молодым воинам. В своих рассказах Е. Рыклис часто вспоминал своего подчиненного, командира «сводной» батареи Якова Дмитриевича Скробова, огонь которой вызвал на себя Иван Лоскутов, тот самый Ленька — сын артиллериста. Я. Д. Скробов еще долго служил в Вооруженных Силах страны, стал генерал-лейтенантом артиллерии. О нем всегда говорили, что если артиллерия — бог войны, то Я. Скробов — бог артиллерии.
Огненные дороги войны, потеря боевых товарищей, ранения, контузии — все это оставило след в сердце, которое не выдержало. Полковник артиллерии Ефим Самсонович Рыклис скончался в 1970 году. В последний путь его провожали со всеми воинскими почестями. Похоронен он на Ново-Осетинском кладбище, которое находится в юго-восточной части Владикавказа в районе завода «Электроконтактор».
Я долго разыскивал могилу легендарного командира полка, того самого майора Деева из поэмы Симонова, и наконец поиски увенчались успехом. Сегодня эту могилу посещает только немногочисленная родня. Можно с полной уверенностью сказать, что мало кто во Владикавказе и республике знает об этом легендарном командире. А где он нашел свой последний приют, не знает, пожалуй, никто. Пройдет совсем немного времени, и могила Е. С. Рыклиса может быть безвозвратно утеряна. Возможно, соответствующим структурам города и республики следует подумать о переносе могилы на Аллею Славы и установлении соответствующей таблички с описанием ратного подвига, а на доме, где жил Е. С. Рыклис, установить мемориальную доску. Все это послужит нравственному и патриотическому воспитанию молодого поколения города, республики, да и страны в целом, а также воинов, проходящих службу во Владикавказском гарнизоне.
Сегодня от каждого из нас зависит, каким будет молодое поколение завтра. Мы все в ответе за это. И перед памятью павших в боях за свободу и независимость Родины, и перед славою солдат-победителей, живущих среди нас! Мы все обязаны помнить нашу Великую Победу в Великой Отечественной войне и гордиться ею! Всегда помнить воинов, павших на полях сражений и умерших от ран в госпиталях, а также ветеранов войны, ушедших от нас уже в мирное время. Помнить и тех, кто сражался на правом фланге Великой Отечественной, — в Заполярье.

Там поздно всходит луч зари,
Там край земли, там мы держались,
На скалах Муста-Тунтури
Мы за Отечество сражались.
  (Н. Букин)

Сергей КАРАСЕВ,
подполковник,
заместитель председателя
СОРОО «Наследники победителей»

Комментарии

Сучалкина Валентина, 23:22, 17 Мар. 2015

Мой папа, Сучалкин Георгий Митрофанович, с первых дней войны находился на полуострове Рыбачьем, был артиллеристом батареи старшего лейтенанта Я.Д. Скробова 104 пушечного артполка.Со слезами на глазах вспоминал он ужасы этих дней и очень гордился, что смогли выстоять, что враг не сломил их. Слушая его, мы понимали, как тяжело было вспоминать о потерянных боевых товарищах. Вечная слава всем, давшим нам жизнь!Здоровья и покоя Великим Ветеранам! Низкий Вам поклон!

Николай Фриск, 08:23, 22 Апр. 2015

Мой дед Яков Дмитриевич Скробов из всех своих рассказав о войне с большой теплотой, болью и уважением вспоминал годы когда он в составе 104 пушечного артиллерийского полка держал оборону Мурманска. Войну закончил, как он говорил 1945 году в прекрасной Праге.Более 30 лет он отдал службе в Армии, но только после выхода в отставку в 70-х годах смог снова приехать в Мурманск на места боев (п-ва Рыбачий и Средний) по приглашению Мурманской организации ветеранов. Я горжусь тем, что у меня был такой дед, настоящий солдат-великой чести и скромности за то, что он смог вложить в мое воспитание то как нужно относиться к делу которое ты выбрал, людям которые тебя окружают. Вечная слава Вам отстоявшим будущее.

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: