Мир и война  Султана Цориева (Пульс Осетии №6, февраль 2015)

10 ШАГОВ В ПРЕКРАСНОЕ
Посвящается Султану Цориеву

Говорить о нем не так-то просто.
Поздравлять… Желать… Прескучный ряд…
Говорят о нем луна и звезды,
Что над СТАРОЙ ЦЕРКОВЬЮ горят.

И над ДОМОМ, где к плечу плечо,
Сердцем к сердцу двое постарели.
Говорит о нем и родничок… —
Нет, река, ГДЕ ПЛЕЩУТСЯ ФОРЕЛИ.

…Над Цхинвалом стон, и дым, и гарь.
Пулями пробитый тротуар,
Где НАД ПРОПАСТЬЮ В КРОВИ и он
Был, лишь камерой вооружен.

Камни говорят о нем и скалы.
И ВАЯТЕЛЬ, чью мощь и высоту,
«Знатоков» прорвавши немоту
Раньше, чем иные, увидал он.

Говорит БОЛА и стать, и сила,
КАПИТАН, нам лишь однажды данный.
Шлет благословение ЯСЫНЯ,
Что ему за память благодарна.

Слышите бокалов тонкий звон?
Нет? Зато их слышит Фиагдон:
Пьют его здоровье ЭСКУЛАПЫ
На свою на мизерную плату…

Жизнь бежит несправедливо скоро:
Ленты, встречи, встряски и фуршеты…
Длятся НЕОКОНЧЕННЫЕ СПОРЫ,
Новые рождаются сюжеты…

Может, смело сказано, конечно,
Но уж нет, не в силах промолчать:
Почему-то кажется извечно,
Что и ОН ВСЕГДА ХОТЕЛ ЛЕТАТЬ.

Вот и все… С уст не сорвется ничего,
Кроме разве веры и надежды,
Что ПОСЛЕДНИЕ КАНИКУЛЫ его —
Через тридцать-сорок лет… Не прежде.
Ирина ГУРЖИБЕКОВА

«Мы жили в относительно спокойном, если это слово уместно в контексте осажденного Цхинвала 1991 года, месте, куда долетали не все снаряды. Группа, в которой кроме меня были мои коллеги и товарищи — покойный ныне кинооператор Георгий Гаврилов и звукооператор Руслан Туаев, — работала буквально под пулями, стараясь в условиях информационной блокады Южной Осетии запечатлеть и донести до людей мужество защитников города, увидеть и показать миру боль и страдания.
Пробиться на съемки было почти невозможно. Мы шли пешком через перевал, по окружной Зарской дороге. Снег по пояс и неподъемная киноаппаратура. Когда мы все-таки оказались на месте, не поверили своим глазам: выросшие в условиях мира и ненадуманного интернационализма, оказались лицом к лицу с картинами братоубийственной войны. Во внутреннем дворике дома наших друзей, который был почти вкруговую закрыт высокими стенами, на наш взгляд, было безопасно. Мы там перекусывали, когда были минуты недолгого отдыха. И вот однажды приезжаем со съемок, с передовой, и видим картину полного разрушения не только этого дворика — вообще квартала. В наше отсутствие здесь взорвалась грузинская мина… Если бы мы приехали немного раньше, некому бы было сейчас вспоминать. Сознание своей правоты, профессиональная ответственность помогали держаться и делать свое дело… И еще — хорошее владение ненормативной лексикой… без словаря! Сейчас, когда я смотрю репортажи из Донецка и Луганска, я мысленно желаю ребятам удачи, чтобы все сняли, чтобы просто выжили!» Так рождался фильм Султана Цориева «Южная Осетия. Над пропастью в крови».
Султан Татарканович Цориев — известный кинооператор, режиссер документального кино, воспитанник северокавказской школы документалистики. Пришел на Северо-Кавказскую студию кинохроники совсем молодым человеком, с мечтой стать кинооператором. Был помощником, ассистентом, одновременно учился во ВГИКе. Первая серьезная операторская работа была снята на строительстве Транскавказской автомобильной магистрали. Для режиссера и поэта Германа Гудиева это была дипломная работа. «Еще шаг вперед» с точки зрения операторского мастерства точен и безупречен. Но такая точность и безупречность не были бы возможны без, скажем прямо, мужских качеств, потому что требовали принятия рискованных решений, сложных ракурсов и точек съемки в условиях высокогорной стройки.
Невозможно сказать о Султане лучше, чем это сделал Герман Гудиев в своем сборнике «Вершины»: «Мне надо было снимать диплом. Оператора не было. Вернее, был. Но, во-первых, я не был уверен, что он согласится. Во-вторых, он болел каким-то мерзким гриппом с температурой под сорок. Я пришел к нему. Объяснился. Он спросил: “Когда?” Я сказал: “Когда встанешь”. Он тут же встал, выпил кружку крепкого чая и прохрипел: “Я готов!” Это был Султан Цориев. Зимой 1977 года в Зарамаге в термометрах замерзала ртуть. В нашем вагончике стояло шесть тощих масляных батарей, и мы мужественно мерзли в нем. Он (Султан. — Прим. авт.) вкалывал как шатун паровоза. Съемки были трудными. Опасными для жизни на каждом шагу.
После съемки направленного взрыва на расстоянии сорока метров от ада, когда меня чуть не убило захлопнувшейся с дикой силой дверцей машины, а Султан в двух ватниках и каске отмахивался от летящих на него градом камней, от нас ушел наш ассистент. Так и заявил: “Я с этими камикадзе работать больше не намерен”…
За день до этого мы поднимались по почти отвесному скальному склону на Рок. Махина почти в шестьдесят тонн при малейшем перекосе сорвалась бы в пропасть, где тонкой ниткой сверкала река, а грузовики на «пионерке» (рабочей дороге. — Прим. авт.) казались “божьими коровками”. Правда, могучий мотор “Комацу” работал как часы, а за рычагами с беломориной в лошадиных зубах сидел знаменитый Казарин, и все же страх во мне пробил пот, наш ассистент почти умер. Султан был невозмутим. На пике горы в поисках точки съемок он носился как сумасшедший, и не раз его могло снести в преисподнюю, но добротный кадр казался ему дороже собственной жизни.
Султан Цориев — кинематографист от Бога, и Бог, понимая это, щадит и милует его. Но сам себя Султан не щадит, тем более не милует. Если представить его человеческий образ в облике зверя, то это волкодав, который всегда постоит за свою шкуру, но снимет ее с себя, если она нужна для дела. Цориев — эрудит. В определенном смысле — универсален. С пониманием природы человека и профессии снимет и металлурга, и художника».
Один из лучших своих фильмов «Композиция» Султан снял именно с Германом.
Режиссерская биография Султана Цориева началась с фильма «Я всегда хотел летать», фильма-портрета нашего земляка, первого капитана атомоходов «Ленин» и «Арктика» Юрия Кучиева. Пересматривая фильм, в который раз убеждаешься в том, что настоящее кино не может стать анахронизмом. Масштабный исторический портрет эпохи, страны, Арктики, человека. Все то, что теперь кажется новым (серия передач на канале «Россия 24»), — достаточно хорошо забытое старое.
Вообще, если Султана можно в чем-то упрекнуть, то только не в мелкотемье. Факт должен быть типическим, чтобы можно было осмыслить явление в целом. Таковы его фильмы острой экологической проблематики «Там, где плескалась форель» и «Зарамагский узел»; посвященные утрате культурно-исторического пласта «Если бы он вернулся», «Ваятель». Когда Марлен Мартынович Хуциев посмотрел фильм «Ваятель», он потребовал у Цориева кассету, с тем чтобы показывать ее своим студентам в качестве учебного пособия.
Может быть, неожиданно прозвучит, но иногда во время съемок возникают ситуации, когда важна только надежность. В трудоголике Цориеве этой надежности вполне достаточно. Прекрасный водитель, он вывезет на своей «Ниве» с помощью известной всем матери и клича «Танки грязи не боятся!» из любой непогоды, по любому склону в 45 градусов, после проливного дождя. Он, конечно, может выказать неудовольствие по поводу неуместности каблуков в высокогорном Приэльбрусье, типа: «Как тебя, жертву феминизма, угораздило в горы на съемки приехать на каблуках?» Но упасть не даст. И когда он в кирзовых сапогах в грязи по колено на распаханном под озимые поле на Ставропольской равнине полдня (!) выслеживает и снимает стаю ворон, надо просто ему не мешать. И когда от немыслимой тишины, глубоко под землей, в нейтринной обсерватории (4 км внутрь скалы), в тебя пробирается страх, Султан деловито обживает пространство, невозмутимо выбирает точку и снимает. Все как у людей.
В лице Султана видится, может быть, последнее поколение операторов, для которых кинематографическая антропоцентричность естественна и безусловна. Человеческое лицо как божественная данность и творческая воля, со своим неповторимым рельефом, морщинами, глазами как «зеркалом души», руками как инструментом творчества. И всего-то с помощью света и тени… Сейчас все больше — «точка, точка, запятая, вышла рожица кривая»… Короче, «блины», более или менее тронутые косметикой… Что поделать, эти Емели мелют, потому что сейчас их неделя… И, надеюсь, она пройдет!
Но вернемся к Султану. Семидесятилетие — это дата, говорящая о полном совершеннолетии. Сегодня он более чем востребован — обладатель многочисленных регалий, лауреат международных кинофестивалей. Султан Цориев — известный общественный деятель, занимается просветительством. Что мы желаем нашему коллеге и старшему товарищу на этом рубеже? Снимать кино как можно дольше, снимать его здоровым, в ясном уме и твердой памяти, твердой рукой и с чистым сердцем.

Индира ЧЕРДЖИЕВА,
киновед

Комментарии

Фатима Измаиловна Цориева, 11:05, 23 Фев. 2015

Vivat, Soltan!
Уважаю и горжусь Вами!
С днём рождения и долгих лет жизни, а это означает и
новых достижений!
С уважением
Фатима

MichaelJipsy, 09:03, 18 Мар. 2017

wh0cd499892 <a >elocon mometasone furoate cream</a>

Eugeneapami, 20:52, 08 Июн. 2017

wh0cd896418 <a >erythromycin</a> <a >pfizer 100mg viagra</a>

BennyHanty, 00:31, 29 Июл. 2017

wh0cd959613 <a >desogen</a> <a >chloroquine malaria</a> <a >oxytrol</a> <a >rhinocort</a> <a >buy combivent</a> <a >trimox online</a>

KennethLem, 09:25, 20 Авг. 2017

wh0cd162898 <a >generic cytoxan</a> <a >geriforte online</a> <a >finpecia</a> <a >clarinex over the counter</a> <a >entocort</a>

Aarondeats, 15:19, 25 Авг. 2017

wh0cd927161 <a >lasix cheap</a>

AlfredImase, 16:50, 28 Авг. 2017

wh0cd415781 <a >furosemide 40 mg tablet</a> <a >cheap tadalafil</a> <a >Generic Propecia</a>

Aarondeats, 21:19, 03 Сен. 2017

wh0cd1841606 <a >citalopram hbr</a> <a >zithromax</a>

BrettDug, 16:40, 12 Сен. 2017

wh0cd7719528 <a >metformin hydrochloride 500 mg</a> <a >lasix 40</a>

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: