Снова о детском питании (Пульс Осетии, № 18, май 2014)

Совсем недавно мы с вами могли наблюдать разбирательства по вопросу срыва в 2014 году бесплатного питания для учащихся начальных классов средних образовательных учреждений. Эта тема обсуждалась на круглом столе и даже на заседаниях Парламента РСО-Алания. Одной из проблемных зон была названа закупка продуктов по завышенным ценам. Но детальный анализ этого вопроса так и не прояснил ситуации, так как, например, по результатам проведенных Контрольно-счетной палатой РСО-Алания проверок объем выявленных нарушений составил в 2012 году порядка 1,5 млн рублей, а в 2013 году — 1,9 млн рублей.
Указанные суммы нарушений выявлены путем проведения сравнительного анализа фактических цен, по которым производились закупки продуктов питания для школ, с официальными рыночными ценами Госстата РСО-Алания. При этом счетная палата с гордостью отмечает, что подобный способ применен в РФ чуть ли не впервые и кроме нашей республики к этому методу еще никто не прибегал.
Казалось бы, исходя из общего объема ежегодных расходов на бесплатное школьное питание в среднем порядка 150 млн рублей и более, это не столь катастрофические размеры. Но вся суть в том, что, прежде чем ответственно озвучивать подобные суммы нарушений, аудиторам и инспекторам Контрольно-счетной палаты было бы неплохо сначала ознакомиться с самим механизмом, который используется Госстатом при определении рыночной стоимости продуктов питания. А механизм до банального прост. Статистические работники осуществляют ежедневный мониторинг цен в различных торговых организациях (в магазинах шаговой доступности, супермаркетах, рынках и т. д.) и выводят среднюю стоимость по каждому продукту питания, или, если выражаться на профессиональном сленге, делают срез цен. При этом необходимо учитывать, что для достижения рентабельности подобными торговыми организациями устанавливается надбавка, как минимум составляющая 25 % от закупочной стоимости продуктов.
Сама процедура приобретения продуктов для государственных и муниципальных учреждений типа средних образовательных школ предусматривает закупку товаров, работ и услуг на договорной или контрактной основе. Отсюда следует, что школы должны приобретать продукты именно там, где их приобретают торговые предприятия, которые уже потом накручивают надбавки для получения прибыли. Зачастую так и происходит. Исключение могут составлять только очень малокомплектные школы, в которых учится несколько десятков учеников.
Исходя из изложенного, если бы сравнительный анализ на продукты питания проводился за минусом стоимости торгово-розничных надбавок, суммы нарушений, или если говорить откровенно, хищений, составляли бы не 1,5–2,0 млн рублей, а 40–45 млн рублей, что уже тянет далеко не на одно уголовное дело.
Я нисколько не сомневаюсь, что подобные хищения можно встретить и в учреждениях дошкольного образования, и не только с продуктами питания, что может с лихвой удвоить, а может и утроить указанные выше суммы.
Практическим и реально действующим выходом из подобной ситуации могли бы стать общие типовые правила по процедурам снабжения продуктами питания учреждений системы образования. Они должны быть разработаны республиканскими органами исполнительной власти и устанавливать четкие критерии по определению закупочных цен, периодам времени их приобретения. Например, в школах это может быть учебная четверть. Заметим, что речь идет не о процедурах закупки товаров, работ, услуг для государственных нужд, которые установлены законодательством РФ. Речь идет о процедурах снабжения, о типовых правилах, которые до настоящего времени, к сожалению, отсутствуют. Но органам исполнительной власти, регламентирующим отношения в системе образования, их необходимо принимать.

Дзамболат КУНДУХОВ, эксперт

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: