Ищу правосудия (Пульс Осетии, № 46, ноябрь)

Жила-была девочка Алена, инвалид детства, ныне недееспособная. Папа у нее был добрый, но слишком был зависим от зеленого змия. Была еще и сестра, которая тоже была инвалидом (эпилепсия). Когда девочкам совсем стало невмоготу, они ушли из дома и стали жить на квартире. Мама вышла замуж, и папа тоже нашел себе сожительницу. Вскоре сестра Алены умерла во время очередного приступа эпилепсии.
Сожительница папы положила глаз на домовладение, которое было совместно нажитым имуществом хозяина и его жены. Она каким-то чудным образом выписала Алену с мамой из родного дома и прописала их на квартире, без ведома хозяйки домовладения. В те времена сельские советы обладали такими полномочиями.
Но человек предполагает, а Бог располагает. Сожительница умирает.
В 2009 году, весной, мама Алены, проходя профилактический курс лечения в сельской амбулатории, тяжело заболевает. При наличии результата анализа на сахар 12 единиц ей в течение 10 дней вводят 40-процентную глюкозу, и через 10 дней у нее случается инфаркт мозга, в виде правостороннего гемипареза, снижение интеллектуально-мнестической функции, нарушение функций тазовых органов, выраженные нарушения психических функций, умеренно выраженные нарушения стато-динамических функций.
После лечения в районной больнице, благодаря усилиям доктора Текоева Руслана Каубековича, она становится на ноги и получает первую группу инвалидности, а медико-социальная экспертиза признает ее недееспособной. Таким образом, я становлюсь опекуном двух инвалидов — своей сестры и племянницы.
В это время откуда ни возьмись появляется очаровательная сестра сожительницы папы С. Л. и, пользуясь не совсем здоровым психологическим состоянием отца Алены, его алкогольной зависимостью, оформляет договор дарения на все домовладение на свое имя и благополучно исчезает, оставляя его на верную погибель.
В 2012 году я узнаю о договоре дарения и в интересах своих подопечных подаю исковое заявление в Ардонский районный суд о признании договора недействительным, а также о признании 1/2 домовладения за своими подопечными. 17 августа 2012 года председательствующий судья А. Т. Туаев, предварительно разобравшись во всех обстоятельствах дела, выносит решение удовлетворить мои исковые требования.
Вскоре на горизонте появляется уже знакомая нам очаровательная С. Л. и подает апелляционную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РСО-А.
Прав был Екклесиаст, когда сказал: «Еще видел я под солнцем: место суда, а там беззаконие; место правды, а там неправда».
Что и подтвердил своим определением от 9 ноября 2012 года очарованный С. Л. председательствующий в Верховном суде судья.
Так вот, очарованный судья, пользуясь завязанными глазами благородной Фемиды, не вникая в обстоятельства дела и составив собственный сценарий по ходу дела, отменяет решение А. Т. Туаева и выносит по делу новое решение в пользу очаровательной С. Л., которая между тем также очаровала и мою защитницу так, что она, потеряв дар речи, покинула зал судебного заседания, шепнув мне на ухо, что у нее важная встреча.
Окрыленная С. Л., пообещав соседям папы, что похоронит его как генерала, благополучно улетает в свои заоблачные дали.
Вскоре папа заболевает, у него отказывают ноги, и я начинаю заниматься его лечением. Госпитализирую его в республиканский наркодиспансер, где ему ставят основной диагноз: хронический алкоголизм конечной стадии, фаза обострения, абстинентный синдром средней тяжести, хронический алкогольный гепатит, хроническая энцелопатия смешанного типа, алкогольный полиневрит, психоорганический синдром с нарушением когнитивных функций. После лечения я объясняю ему все его плачевное состояние и предлагаю ему помощь. В то, что дом не его, он до сих пор не верит. Показывает ключи и доказывает, что хозяева дома он и Алена. На вопрос, где твои документы на домовладение, отвечает, что нет их у него. Я прошу его выдать мне доверенность, чтобы заняться его делами. Он соглашается, и я снова, уже от его имени и в его интересах, вновь обращаюсь в Ардонский суд с иском к С. Л. о признании недействительными договора дарения и свидетельств о государственной регистрации права.
В это время умирает мама Алены, которая, находясь в вегетативном состоянии, вместе с Аленой уже долгое время проживали со мной.
Невзирая ни на какие обстоятельства жизни Алены и ее отца, наличия медицинских заключений, показаний свидетелей, ходатайств адвоката, председательствующий судья отказывает в удовлетворении исковых требований Губаева Александра Ивановича к С. Л.
Итак: пока судьи по своей воле узаконили «беззаконие», творимое С. Л., и лишили возможности восстановить права на жилье за Александром и его дочерью Аленой.
А у меня сложилось твердое убеждение в том, что наша прекрасная Фемида лишена не только зрения — она еще и глухонемая и бессердечная. Думаю, что со мной согласятся многие обездоленные и измученные судебными тяжбами жители нашей небольшой республики, которые годами обивают пороги республиканских судов в поисках справедливости.

С уважением, Ф. Г. ЦОМАЕВА,
с. Красногор

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: