Никто ни за что не отвечает (Пульс Осетии, № 46, ноябрь)

Итак, музей умер. Пышных похорон, в общем-то, не устраивали, о реанимировании никто не думал… Он ушел в мир иной, даже не оставив преемника. Просто исчез с лица земли. Будто его и не было. Хоронили его без оркестра, да и речей никаких не произносили, так же, как не устраивали тризны, не ставили памятника, не писали эпитафий. А ведь назывался так громко — Республиканский музей народного образования. И был, был, был… И рождения его в свое время ждали с радостью.
36 лет назад, когда он только создавался, все было помпезно и многообещающе. Выбрали помещение одной из лучших школ города, привлекли спонсора — коллектив производственного мебельного объединения «Казбек». Казалось бы, впереди такая долгая счастливая жизнь… И вдруг все оборвалось. Нет, не вдруг и не сразу… Постепенно уходило в небытие…
Традиционный вопрос: «Кто виноват?» Может, чье-то откровенное попустительство, может, отсутствие руководства сверху — отдали республиканский музей школе на откуп и все тут… А может, недостаточное финансирование — ведь даже определенных лиц, конкретно отвечающих за такой важный участок, не было… Все текло по воле Божьей… Текло, пока не закончилось в один прекрасный день. Пока окончательно не развалилось.
А ведь начало было таким многообещающим. Помню, на открытие музея пришли директора республиканских школ, организаторы внеклассной и внешкольной работы, работники отделов народного образования и, конечно же, СМИ. Был доклад заместителя министра образования. В нем излагались задачи, стоящие перед педколлективами школ в свете требований сегодняшнего дня. То есть все обставили так, как подобает. Даже ленточку разрезали… А потом действительно поражались тому, что собирали многие годы всем миром, — экспонаты нового музея были поистине уникальными. Снимало телевидение, активно работали фотографы… Многие снимки, представленные на десятках новеньких стендов, помогали не умом, а сердцем почувствовать дыхание времени.
Ликбез... Сегодняшним молодым людям это слово представляется настоящим историзмом. А ведь все это было сравнительно недавно — что для многовековой истории какие-то 80 лет… Вот идут занятия по ликбезу, за столом сидят уставшие за день от домашней работы женщины. Что-то пишут… Так неуверенно… А рядом девушки-учительницы, взвалившие на свои плечи большущую государственную задачу. Их дело нелегкое, но каждая из юных наставниц с сияющим лицом: их слово так нужно людям…
От необычных экспонатов глаза разбегаются! Вот выписки из постановлений Горского областного Совета народных комиссаров, а это — путь графического развития осетинского алфавита, приборы кабинета физики Владикавказской мужской гимназии. Один из приборов — метроном. Его в свое время выпустила парижская фирма, и он являлся настоящим сокровищем учебного заведения. А сколько умиления вызывал старый-престарый портфель, подаренный своему преподавателю за отличное руководство краснознаменной группой рабфака. По-своему освещалась в фотографиях и история комсомола, который всегда был впереди. Ребята очень хотели учиться. Один из снимков особенно впечатляет: учащиеся 2-й школы (это 1922 год) на Первомайской демонстрации — босиком… Запомнилось и фото, сделанное на уроке военного дела в мужской гимназии, где на стене громадный портрет императора… Предсмертное письмо комсомолки Нины Зубковой… А вот ряд каких-то сарайчиков-развалюх… Нет, это, оказывается, здания школ — Предгорненской и Хаталдонской. Так было. А рядом школы-новостройки в том же Хаталдоне, Притеречной, Троицкой, Терской… И замечательные кабинеты в Алагирской, Камбилеевской, Октябрьской школах. Так теперь.
Помню, как разглядывали первые гости и посетители музея снимки, на которых Анри Барбюс среди учеников селения Ольгинского, М. И. Калинин в группе награжденных учителей Северной Осетии… И продолжать можно до бесконечности. Уникальным экспонатам поистине цены не было.
Где сейчас все это? Недолгая жизнь музея вызывает только чувство громадного сожаления… Да, распалось, растворилось все как-то само собой... Прошла эйфория, наступили будни... Что ж, сама школа содержать такое сокровище не могла (а может, просто не хватило терпения, ответственности, трудолюбия). В республике же, если использовать современный лексикон, музей просто не «раскрутили», не «пропиарили»; специального финансирования, очевидно, вообще не было, конкретных лиц, отвечающих за сохранность, пополнение экспонатов, — тоже… Бережное, уважительное отношение к имеющемуся в детях не воспитывалось… Работа вокруг бесценного сокровища, по крупицам собранного всей республикой, не велась… Стенды со временем устаревали (имеется в виду их оформление), становились обузой для школы, их снимали один за другим, и они, бесхозные, никому не нужные, уходили безропотно в подвальные лабиринты, где их местами подтопило, местами разъело, местами, наоборот, излишне высушило... Рамы трескались, лопались, снимки тускнели, теряли надлежащий вид... Кое-каким материалам, правда, временно повезло: их оставили (подсуетился кое-кто из преподавателей школы) для оформления отдельных кабинетов (например, истории). Да и то до лучших времен: как только появилась возможность осовременить интерьер, и эти, «последние из магикан», были спущены все туда же — в бездну подвальных лабиринтов. И никто-никто ни с кого ни о чем так и не спросил… Ни Министерство образования, ни Министерство культуры, ни Департамент по охране культурного наследия… А ведь восстанавливать — это не рушить… Сделать первое значительно сложнее, а часто просто невозможно.
Скажете, что же теперь слезы проливать?! Что, мол, других проблем не существует?! Что, мол, такое музей, пусть даже республиканского масштаба, рядом с бездной сегодняшних проблем… Одно ЖКХ чего стоит... Но это, поверьте, логика обывателя. Когда-то Ч. Айтматов назвал людей с такой «памятью» о своих корнях не иначе как манкуртами. И звучало это как звонкая пощечина, как прилюдное оскорбление. А сегодня... Куда же ушла эта забота о сохранении прошлого?
Не спорю, может быть, кое-что и было просто продублировано — имеются в виду отдельные снимки. А оригиналы продолжают жить в наших центральных музеях и их запасниках. Но это, ручаюсь, только именно «кое-что»…
Ведь я, например, так хорошо помню, как бурно радовались при создании музея каждому новому экспонату (их приносили разные люди), как скрупулезно выясняли историю каждого полученного снимка, как подолгу задерживалась у стендов — своих детищ — художник О. Ф. Назарова. И ведь отзывы о музее были такие замечательные. Вот только несколько из них, явно не нуждающиеся вообще ни в каких комментариях.
Старший научный сотрудник музея краеведения Ф. Гогниева:
«Сегодня для преподавателей, учащихся и приглашенных товарищей радостный день — день открытия в старейшей школе музея народного образования республики. Спасибо за такую прекрасную экспозицию, которая соответствует современной методике и требованиям музеев. Экспозиция охватывает большой период, начиная от присоединения Осетии к России и кончая сегодняшним днем. Сделано все исключительно грамотно, материал очень богатый, подлинных снимков и документов в достаточном количестве. Большущее спасибо создателям музея».
Учителя из города Грозного:
«Побывав в интересном музее народного образования, мы пожелаем творческих успехов всем педагогам Осетии. Да приумножат они славные традиции своих предшественников!»
Гости из Ачхой-Мартана ЧИ АССР:
«Сколько труда вложено в организацию республиканского музея, нашедшего приют в школе. Сколько нового и интересного открывают нам его стенды! Поражаешься энтузиазму и оптимизму людей, собравших и создавших трудом своим и сердцем такое необычное сокровище! Спасибо большое за все!»
Работники Промышленного РОНО г. Орджоникидзе:
«От посещения выставки-музея получили огромное удовольствие. Многое узнали о развитии народного образования Северной Осетии. Музей оформлен с большим эстетическим вкусом на уровне настоящего музея».
Редактор иллюстраций и старший корреспондент «Учительской газеты»:
«Удивительно благородную работу ведут педагоги вашего города. Музей народного образования поражает, радует, оставляет благодарную память. Спасибо за доброе и важное дело!»
«Мы, слушатели Северо-Кавказской зональной комсомольской школы, благодарим всех создателей чудесного музея народного образования республики. Такой большой творческий труд непременно поможет в воспитании подрастающего поколения…
С искренним уважением, слушатели 3-го потока ЗКШ».
Участники Всероссийского семинара учителей русского языка и литературы школ РСФСР (54 подписи):
«Благодарим за все то, что мы узнали, посетив республиканский музей народного образования, расположенный в стенах старейшей школы. Нас покорил сам подбор ценнейших экспонатов, образно и убедительно рассказавших, как нелегко рождалось то новое в просвещении Осетии, что не перестает удивлять нас сегодня. Мы увозим с собой во все уголки нашей Родины тепло ваших сердец, приятные воспоминания о днях совместной работы с вами, об удивительной атмосфере духовности, которую помогает создать и активно поддерживает музей народного образования».
«Слушатели ФПК Дагестанского пединститута благодарят всех, кто принимал участие в организации музея народного образования. Как все убедительно, целенаправленно; честно говоря, очень впечатляет… Верим: все это несомненно поможет в воспитании детей! Пусть же они растут истинными патриотами!»
И еще десятки отзывов представителей Йеменской арабской республики, вьетнамских школьников и студентов за подписью Нчуеи Тхи и Фаш Тху Ха, гостей из Англии, США, соседнего Дагестана.
Конечно, о развитии народного образования в Осетии сегодня можно узнать в наших музеях — и в национальном музее, и в музее истории города Владикавказа. Там, безусловно, есть специальные стенды, экспозиции. Но все это отрывочно, не в системе... А цельность, цепочку, саму систему мы не сохранили… И вот она — расплата…
Правда, в отдельных районах, например в Ардонском, есть свои музеи, где представлено среди прочих направлений и народное образование. Ардонский музей, кстати, тоже в свое время подвергся испытаниям. Да еще каким! Функционировал с 1989 года, но вот настали не лучшие времена. Однако, когда стало понятно, что без капитального переоборудования не обойтись (здание музея — одно из самых старых в Ардоне, ему уже более 135 лет), экспонаты были бережно собраны в коробки и хранились, ожидая ремонта своего «дома». Но и тогда сотрудники не работали спустя рукава. К ним обращались многие студенты за помощью в написании своих исследований. И каждому оказывалась квалифицированная помощь. Совсем недавно я созванивалась с этим музеем. Одна из научных сотрудников очень подробно и доброжелательно рассказала о том, как музей приступил к работе в привычном режиме. И, хотя выставить все экспонаты еще нет возможности, налаживается связь с населением района — настоящими и будущими экскурсантами, активно готовятся тематические лекции. То есть все идет так, как надо. Значит, все можно сделать и сохранить качественно, если отдать этому душу. Если есть чувство ответственности. Значит, главное все же в этом. Но речь шла о музее районного масштаба. А если говорить о республиканском… Так, может, стоит задуматься и сделать хотя бы теперь, стоя на пепелище, нужные выводы... Ведь всё уходит. Безвозвратно… Всё и все смертны. И разбазаренное прошлое реставрации и реанимированию не подлежит. Это своего рода ранения, не совместимые с жизнью. А кто виноват? Не сами ли мы?!

Валентина БЯЗЫРОВА,
заслуженный учитель РФ,
лауреат Государственной премии СССР

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: