«Сомнительные» клиенты БРР (Пульс Осетии, № 44, ноябрь)

Временная администрация БРР ответила на вопросы вкладчиков, которые не попали в реестр страховых выплат.
25 октября заместитель генерального директора госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» Андрей Мельников во время пресс-конференции с республиканскими журналистами заявил, что АСВ обнаружило около 600 сомнительных операций на 350 млн рублей в БРР, проведенных за несколько дней до отзыва лицензии. Другими словами, Андрей Мельников имел в виду клиентов БРР, на счету которых было больше 700 тыс. рублей. Для спасения своих вкладов они разбили свои накопления на несколько счетов, на которых суммы не превышают максимальный размер страховых выплат. Андрей Мельников уверен, что в случае судебного разбирательства закон будет на стороне агентства, не желающего выплачивать страховки этим вкладчикам.
Попавших под подозрение клиентов накануне пригласили в головной офис БРР, где временная администрация банка и председатель Нацбанка Северной Осетии Ирина Дзиова проконсультировали вкладчиков.
Из 50 человек, присутствовавших в зале, было много инвалидов и пенсионеров. Люди изначально были настроены агрессивно по отношению к Дзиовой. Не раз звучали громкие обвинения в ее адрес. Вкладчики желали поговорить и с представителями АСВ, однако их в республике нет.
— Я нахожусь здесь по просьбе руководства республики. Мы попытаемся объяснить вам возможные варианты решения вашей проблемы. Никто из вкладчиков не останется один на один со своей серьезной ситуацией, — заверила Дзиова.
Все эти вкладчики не попали в реестр страховых выплат из-за того, что их вклады были разбиты на несколько счетов с 1 по 5 октября. Можно с уверенностью сказать, что этим людям просто не повезло. Их никто не предупредил, что нежелательно проводить такие операции именно в тот период. Не раз был задан вопрос о законности действий Агентства, на что Дзиова отвечала:
— Нацбанк, так же как и временная администрация БРР, не принимает решения по поводу реестра вкладчиков. Этим занимается АСВ — орган, которому государство дало эти полномочия. При формировании реестра страховых выплат Агентство основывается на той дате, когда банк реально прекратил проводить операции. Такой датой можно посчитать 25 сентября. Хотя в законе эта дата не прописана. Право ее определить закон обязал АСВ.
Осталась загадкой точная дата, когда БРР официально запретили проводить любые операции.
— Тот факт, что в банке обнаружена серьезная недостача, стал известен 4 октября. В тот же день Банку развития региона было предъявлено требование о введении запрета на привлечение вкладов, — уверена председатель Нацбанка.
Однако и вкладчики, и сотрудники БРР — операционисты, кассиры — утверждают, что последний день операций был 5 октября. Эту информацию подтвердил и начальник юридического отдела БРР, член коллегиального органа банка правления Руслан Короев.
Еще одна важная определяющая будущего вкладчиков — продажа активов банка. От нее зависит, смогут ли клиенты получить полные суммы своих сбережений. Как сообщила Ирина Дзиова, каких-либо гарантий никто сейчас дать не в состоянии.
— Мы знаем активы банка, но мы не знаем, за сколько их захотят купить. Чтобы контролировать продажу активов по рыночной стоимости, будет создан комитет кредиторов. Самый юридически грамотный вкладчик из числа присутствующих будет представлять кредиторов в комитете и контролировать процесс продажи активов, — пояснила Дзиова.
Как уже не раз заявляла председатель Нацбанка, кризисная ситуация и миллиардные недостачи в БРР стали неожиданностью и для нее, и для руководства Северной Осетии. Начальник юридического отдела БРР Руслан Короев поделился информацией, которая противоречит утверждению чиновников:
— С весны 2013 года БРР был переведен на систему ежедневного отчета перед Нацбанком. Этому предшествовала проверка контролирующего органа в конце прошлого года. Тогда нам было рекомендовано выправить все нормативы в целях недопущения осложнений работы банка.
Сотрудники банка недоумевают вместе с обиженными вкладчиками.
— Банковские операции, которые осуществлялись на протяжении долгих лет, названы «сомнительными» только из-за того, что в СМИ появились негативные сообщения о работе БРР. Хотя в чем критерий сомнительности, я не знаю, — поделился с журналистами Руслан Короев.
Агентство предложило клиентам, которые остались «за бортом» страховых выплат, два варианта действий. Первый — написать заявление в головном офисе БРР, чтобы вклад привели в первоначальное состояние. Второй — не писать никаких заявлений, а сразу обратиться в суд. Но, как говорят в народе, 95 % подобных спорных ситуаций, рассматриваемых судом, выигрывает Агентство.
P. S. Вице-премьер правительства Азамат Хадиков, комментируя сложившуюся кризисную ситуацию в Банке развития региона, сообщал, что среди «сомнительных» вкладчиков есть бывшие заложники 1-й бесланской школы. Также вице-премьер пообещал, что власти сделают все возможное, чтобы эта категория вкладчиков обязательно получила свои сбережения в полном размере. Несправедливо ведь заставлять этих людей судиться, отстаивать свое законное право на свои же сбережения. Но тогда встает вопрос: почему люди, пришедшие вчера в БРР на разговор с Ириной Дзиовой, не могут рассчитывать на собственные деньги? Потому что АСВ — мощный финансовый государственный орган, для которого кризис БРР — обычная рутина?
Когда стало известно о тех самых «сомнительных» вкладах, появилась уверенность, что это определенный круг приближенных к руководству банка и республики лиц. Увидев вчера толпу пожилых людей, я, признаться, была удивлена. Тот труд, которым они зарабатывали свои пенсии, теперь обернулся для них слезами несправедливости. Этим физически нездоровым людям придется теперь отстаивать права на свои же сбережения в суде. Сбережения, которые они заработали честным трудом, не воруя. Кто-то собирал на квартиру для внуков, кто-то на ремонт…
В зале присутствовала пожилая супружеская пара. Жена крепко держала под руку супруга, который еле передвигался, а лицо его было перекошено от трех перенесенных инсультов. Женщина положила на стол перед Ириной Дзиовой и временной администрацией заявление на имя АСВ. В это время ее супруг просто плакал. Говорить он, по всей видимости, не может. Пара тихо удалилась, несмотря на просьбу Дзиовой остаться и выслушать ее. Заявление до АСВ дошло бы по сценарию доброй сказки. А в реальности им просто придется доказывать правомерность своих действий перед теми, кто знает лучше.

Залина Тотрова,
Gradus.Pro

Комментарии

Patriot

А Дзиова еще даже работает? Не в мониторинге банков и жестком контроле за всеми показателями оных заключается функционал Наца во главе с вышеозвученной фрау? Или в замалчивании разгильдяйства, в том числе нули по резервам и тупой констатации фактов. АМАРДИ! Гёнён нёй, фёразын хъёуы?!.
Очень красиво кинули АСВ, ЛЮДЕЙ И ОПЯТЬ ЛЮДЕЙ СРЕДСТВАМИ ЛЮДЕЙ В АСВ. ХА!!!
На слуху нетленное Коста про додой и про райгуырён бёстё.

Славик

БРР — сплошные лажи, как по математике, так и по времени?
Итак, «АСВ обнаружило около 600 сомнительных операций на 350 млн рублей в БРР, проведенных за несколько дней до отзыва лицензии». Странно Мельников считает — если сумму поделить на количество операций, то получается чуть меньше 583 тысяч 333 рублей? Где проблема, из-за чего сыр-бор, неясно.
Вторая лажа связана с датами. По Мельникову, 600 операций проведены за несколько дней до отзыва лицензии, то бишь где-то с десятого по 14 октября. А на встрече говорилось о том, что «все эти вкладчики не попали в реестр страховых выплат из-за того, что их вклады были разбиты на несколько счетов с 1 по 5 октября». Что за безобразие?
Не скрою, удалось по своим «неплохим каналам» раздобыть аудиозапись последнего заседания Парламента, где звучала тема БРР. Вот что обнаружил. Оказывается, общая сумма страхового возмещения, которая будет выплачена вкладчикам Банка развития региона, составит 3 млрд 700 млн рублей, а это 94,8 % от всех вкладов, находившихся в Банке развития региона. Берем обычную пропорцию, и получается, что общая сумма 100 % от всех вкладов должна была составить 3 млрд 903 млн, и в данном случае вклады, превышающие 700 тысяч рублей, должны были составить общую сумму 200 млн рублей, хотя раньше было 300. Кому верить? Что-то больно легко бросаемся деньгами? К чему бы это?
А теперь напоследок о дроблении и разделении. У 960 вкладчиков БРР вклады превысили 700 тысяч рублей, и в это 960 вошли 600 счетов, которые оказались раздробленными. И что получилось — с одной стороны, 600 человек, которые порешали вопросы, а с другой — 360, которые не порешали. Очень тревожный барьер, и не знаю, кто по одну сторону, но с другой, как совершенно правильно, отметила Залина Тотрова, — пожилая супружеская пара, к которой никто не пришел ни 25 сентября, ни 10 октября, ни пятого и так далее. Хоть весь календарь перебирай, а что толку? Судиться? Ой как непросто — юристы из АСВ против наших юристов, и если бы еще знать, где суды будут, сколько продлятся и так далее...
Rem
Нельзя писать заявления о восстановлении первоначального вклада — это будет признанием своей вины, с точки зрения АСВ. Есть только второй вариант — идти в суд, но шансы там минимальные, как верно отмечено в статье. Полагаться можно только на принципиальность местных судей, то есть фактически уповать на чудо. Хотя формально закон на стороне т. н. «дробильщиков».

Комментарии

Казбек, 11:11, 19 Ноя. 2013

Мамсыурову Такоюеву Хадыхатову и всей этой шобле пора засунуть по глубже я готов.

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: