Зачем «Стыр Ныхасу» нужны «пожертвования»? (ПУЛЬС ОСЕТИИ № 29 ИЮЛЬ)

2 июля 2013 г.  в парламенте республики прошел круглый стол на тему: «Места совершения религиозных и традиционных культовых обрядов. Состояние и перспективы», инициатором проведения которого выступил комитет по национальной политике и делам молодежи во главе с Русланом Тедеевым. Как надо полагать, тема обсуждения была предложена с подачи МОД ВСО, поскольку данный вопрос регулярно поднимается членами совета Движения. Я был приглашен организаторами данного мероприятия в качестве участника осетинской местной религиозной организации «Æцæг Дин». По прошествии увиденного и услышанного на круглом столе, в частности из уст членов ВСО, я, будучи также членом ВСО, руководствуясь пунктом 4.4 Устава Движения, пришел к выводу о необходимости дать некоторые пояснения относительно правомерности, справедливости, правильности притязаний ВСО в тех или иных аспектах жизнедеятельности осетинского народа, республики в целом.
Несмотря на актуальность заявленной темы круглого стола, обсуждение, с подачи докладчиков из ВСО, свелось к принимающему хроническую форму вопросу о том, кто и как должен распоряжаться «мысайнæгтимæ». Ход обсуждения, уровень понимания проблем, связанных с самосознанием, духовной жизнью осетин, явленный в умозаключениях членов ВСО и их оппонентов,    вызывают большое сожаление и обнаруживают незнание, невладение ни сутью, ни внешними проявлениями осетинского мировоззрения, выражаемых религиозными обрядами, одним из атрибутов которых является понятие «мысайнаг» (а это именно понятие), и, как следствие, невозможность разрешения сложившейся ситуации в правильной и необходимой, согласующейся с принципами æгъдау форме. Для начала следует указать, что понятие «мысайнаг» специфично для осетинского мировоззрения, не имеет эквивалентов в иных мировоззренческих установках, в силу чего мы не можем дать сколько-нибудь приемлемый перевод данного понятия. Недопустимо переводить «мысайнаг» термином «пожертвование». Понятие, выражаемое словом «мысайнаг», происходит от «мысинаг» (воспоминание), «мысын» (вспоминать), «мысæн» (памятный).  Содержание и смысл «мысайнаг» в том, что человек, устанавливая и подтверждая свою связь с Богом и сотворенными им зæд’ами (также непереводимое понятие), кладет в определенном месте, дзуаре (святилище), предмет, специально предназначенный для того, чтобы быть там оставленным, который с данного момента исполняет функцию «мысайнаг», т. е. во воспоминание оставившего этот предмет-«мысайнаг» как его и его семьи личную, не имеющую посредников связь с богом. Никто не имеет права каким-либо образом распоряжаться мысайнаг’ом оставленном в святилище. Не углубляясь в вопрос о форме «мысайнаг», с сожалением признаем, что последние лет сто (не без влияния христианства) чаще всего «мысайнаг» оставляется в виде денег. В сознании большинства людей, именующих себя осетинами, под термином «мысайнаг» подразумеваются именно деньги.
Деньги (а точнее их нехватка) становятся предметом раздора между ВСО и людьми, контролирующими сбор, как они их называют, «пожертвований» и устанавливающими способы их расходования. Как надо полагать, именно «правильное» использование, с точки зрения части членов ВСО, а не назначение «мысайнаг» подвигает некоторых участников Движения разобраться в проблеме, под чьей, так сказать, юрисдикцией вообще должны находиться дзуары как источник денежных средств. Естественно, ВСО желает принять на себя ответственность и надзор за осетинскими святилищами. Возможно, это было бы правильным. Однако здесь возникает весьма существенный вопрос, а именно: является ли МОД ВСО осетинской организацией вообще, или насколько она осетинская? На вышеупомянутом круглом столе ученый и общественный деятель Т. Камболов в своем выступлении обозначил проблему Движения, в совет и членство которого входят, среди прочих, православные христиане, атеисты, возможно и мусульмане. Уважаемый Т. Хутиев в интервью газете «Северная Осетия» от 17.07.2013 г. говорит о некоем поклонении осетин святым местам. Это, по его мнению, есть «единственная в мире форма выражения христианской религии», а также повторяет распространенную профанацию о якобы принятии Аланией христианства, что в принципе невозможно с точки зрения самого христианства. Как надо понимать, взгляды, озвученные Т. Хутиевым, являются официальной позицией совета ВСО.
Мы, осетины, имеем свои собственные религиозные представления, связанные с индоевропейским духовным миром, это наряду с языком позволяет нам говорить о нашей национально-духовной идентичности (кто бы и что бы ни говорил о совпадении дат праздников и т. п.). Дзуары-святилища и мысайнаг являются атрибутами осетинского мировоззрения, выражением религиозного культа, и ситуация, когда одна из общественных организаций, в данном случае ВСО, не утвердив внутри себя четкую позицию по вопросу отношения к институализации осетинской религии, тем не менее претендует на некое управление духовной жизнью осетин, вызывает естественную озабоченность, неприятие, а часто резкое отторжение у большей части осетин.
Негативный и возмутительный для многих пример вульгарно-материалистического подхода ВСО к такой тонкой и чувствительной сфере, как осетинская традиционная культура, мы до сих пор можем наблюдать в искусственном создании путаницы, «переноса» даты празднования Хетæджы Уастырджи. Нет никаких гарантий, что при реализации планов ВСО относительно дзуаров-святилищ по прихоти кого-либо из членов организации или по просьбе, например, христианского духовенства осетинские святилища не подвергнутся подобным пагубным трансформациям. Также уважаемый старший Т. Хутиев причиной беспорядка на святилищах считает «отсутствие четкой правовой базы», но подобной базы не было и во времена царизма, когда осетин насильственно или обманом обращали в христианство, а дзуары-святилища церковь частью пыталась уничтожить или переделать в свои храмы. В советский период ни о каком правовом статусе осетинских дзуаров-святилищ, именно как о месте отправления культа, не могло быть и речи. Тем не менее осетины сумели отстоять и сохранить свою духовную культуру, и в те времена порядок на святилищах поддерживался вовсе не директивными методами принуждения. Отсутствие должного соблюдения правил следует связывать с общим падением, разложением культурного уровня жителей республики, это действительно должно озаботить членов совета ВСО.       
Для верной оценки положения дел организации необходимо согласиться с тем фактом, что авторитет ВСО среди подавляющего большинства жителей Осетии нулевой или, скорее, отрицательный, и очередное возбуждение вопроса о «пожертвованиях» не принесет пользы ни организации, ни Осетии. Как бы то ни было, де-юре и де-факто, в соответствии с нынешними нормами государственного устройства, институализация осетинской религии произошла, и, к сожалению, ВСО к этому не имеет никакого отношения. Значительная часть населения, в частности молодежь, приходит к осознанию себя осетинами именно в духовно-нравственном, религиозном определении своей национальной идентификации. Это движение нарастает, происходит без какого-либо учета, анализа со стороны ВСО, не говоря уже о поддержке со  стороны организации позитивных изменений. Некоторые попытки как-то повлиять на ситуацию не имеют должного резонанса в обществе, ибо методы работы организации, подачи материала отстают от современных вызовов. Создается впечатление, будто вопросы религиозной жизни осетин волнуют ВСО только тогда, когда их предметом становятся «мысайнæгтæ», во всяком случае я, как член осетинской религиозной организации, осуществляющей деятельность, которая имеет непосредственное отношение к дзуарам-святилищам, ни разу не слышал о желании членов совета ВСО пообщаться с кем-либо из участников МРО «Æцæг Дин», хотя в пункте 2.1 Устава Движения среди целей Движения указывается  активное сотрудничество, помимо прочих, с религиозными организациями, поддерживающими цели Движения.
По моему мнению, на данном этапе, для пользы ВСО, не следует напрямую вмешиваться в вопросы духовной жизни осетинского народа, так как уровень восприятия и понимания данного семантического поля проблем у членов совета ВСО явно не соответствует нынешнему положению дел. Назрела необходимость обратить внимание и сосредоточиться на решении принципиальных вопросов, связанных со всеобщей культурной деградацией населения нашей республики и, в частности, осетинского этноса. Я как член МОД ВСО считаю, что организации, пытающейся позиционировать себя в качестве защитницы интересов осетинского народа, следует направить свой взор именно на народ, его нужды и интересы. Полезно было бы сотрудничать, а не отталкивать лиц и организации, которые имеют ясное и четкое представление о предмете современных проблем. Привлечение на свою сторону людей, адекватно реагирующих на возникающие вызовы, потребует от совета ВСО считаться с их точкой зрения, возможно, делегировать некоторые полномочия, что должно оживить вялотекущую деятельность организации, как, во всяком случае, это видится со стороны. Приток свежей крови поможет ВСО в преодолении многочисленных трудностей и, в частности, духовно-нравственной дезориентации, кризиса морально-личностных отношений, переживаемых нашим обществом.     

Хетаг МОРГОЕВ,
член МОД ВСО,
участник МРО «Æцæг Дин»

Комментарии

Хетаг, 17:30, 20 Авг. 2013

неоднозначные ощущения после прочтения этой статьи.
знаю тех кто трудится в ВСО и знаю их как людей честных, порядочных, стремящихся улучшить жизнь нашего народа. Я не вижу ничего постыдного в действиях ВСО. Более того я считаю правильным упорядочить эти деньги. Пусть эти средства идут на благие цели, пусть это будет прозрачно и открыто. Так что же плохого в этом..

Зарина, 17:34, 20 Авг. 2013

Давно пора было поставить на место  тех кто присваивает себе деньги со святых мест!

Батраз, 17:58, 20 Авг. 2013

видимо автор статьи либо преследует личные, корыстные цели, либо просто непонимает, что открытое направление денег на добрые дела и формальная их отчетность, это не плохо

15рус, 18:15, 20 Авг. 2013

в целом я согласен с автором. вопросы к ВСО есть. но мне лично хотелось бы знать куда и как идут наши пожерствования

Дигорец, 07:09, 21 Авг. 2013

Люблю газету Пульс осетии, что скрывать! Всегда с удовольствием читаю эту газету! но это статья написана однобоко, такое чувство что она заказная

Ира, 11:08, 21 Авг. 2013

Прям статья разоблачения) похоже х.моргоев сам имеет личный интерес в этом!

Алан, 06:24, 22 Авг. 2013

я согласен, написано всё в одном ракурсе. Видимо нужном

Виктор, 17:25, 18 Дек. 2013

Хочу сказать тем кто заблуждается в понятие Мысайнаг,все что написано в статье,правильно,но я еще добавлю,что,раньше кто брал деньги с дзуара,они тяжело болели,и если вы мне не верите,спросите у стариков.

Руслан, 16:54, 12 Ноя. 2014

Судя по всему в нужном ракурсе пишут комментаторы, а Хетаг пишет все по делу. Ирина, интерес Хетага только в том, чтобы мысайнаг использовался по назначению, а не так как кому угодно

Тимур, 16:09, 26 Дек. 2015

А по-моему у автора, как и у любого осетина верная позиция о том, что его волнует, и не только его... А Стыр Ныхас не религиозная организация, и по закону не имеет права на распределение мысайнагта и пр. деятельность религиозного толка. В составе Стыр Ныхас же есть и христиане и мусульмане и даже, как ни странно неосетины. СН должна представлять осетнский народ независимо от религиозной принадлежности. Может тогда церкви и мечети тоже СН передадим...

Сергей, 01:08, 30 Май 2016

Полностью согласен . Кто хочет творить благие дела пусть регистрирует благотворительные организации и трудится, собирая пожертвования на эти цели . Мысайнаг есть мысайнаг и коль скоро кто то оставил в качестве мысайнага деньги , то наверное он полагает , что они будут использованы для кувда ( молитвы ) . По крайней мере я как нормальный верующий осетин , оставляю деньги именно для этого .

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: