КОНЕЦ – ПОЧТИ  ВСЕГДА  НАЧАЛО (ПУЛЬС ОСЕТИИ №28 ИЮЛЬ)

Сначала немного правдивых серьезных строк.  Пылает телеэкран. Рушатся здания. Рушатся люди, рождаясь с агрессией в крови. Машины сталкиваются даже чаще, чем мнения. Рушатся идеалы. Интересно, что еще должно разрушиться, чтобы все поняли: обещанный конец света – это не конец мира, а конец освещения наших душ благородством, честью, неподкупностью. Планета Земля заземляет-приземляет почти все, что раньше считалось высоким, надсуетным. Только верующие еще истово кланяются невидимому и неслышимому властителю, который все видит, все слышит и вдруг да поможет. А вот что делать неверующим?
И подумалось: столько конгрессов, форумов с прилагательным «всемирный» — так давайте, чтобы объединить насовсем это слабообъединяемое, на несколько минут представим, что решили избрать Президента… Земли. Ну и, естественно, его же – Верховным Главнокомандующим нашего мира. Глядишь, и фраза «миру – мир» обретет наконец свою реальную сущность. Мировое правительство,  говорите, есть?  Пусть его, работает, старается… Но Президент – это ж нечто совсем иное.  Представили? Теперь пойдемте вместе на выборы… То есть сначала – на всемирное предвыборное собрание…
Первыми заволновались китайцы: их больше всех – Президент должен быть китайцем. Русские возразили: если собрать всех нас, разбросанных по свету, то неизвестно еще, кого больше. Да не в численности народа дело, – сказали рассудительные шведы, – главное, чтобы он нес позитив. А в этом с нами вряд ли кто поспорит. Позво-ольте, — с апломбом заявили американцы, – о чем бы вы вообще сейчас говорили, если б не мы, несущие миру прогресс?! Мы диктуем  все, всегда и во всем, так что Президент мира должен быть, конечно, американцем. И обязательно негром? – съязвили поляки. Ну и что ж? – подхватили африканцы. – Естественно, негром.  Мы больше всех натерпелись, мы и будем справедливей всех. Шерше ля фам, – вступили французы. – Почему все время разговор о мужчинах? Это может быть прекрасная умная женщина бальзаковского возраста, с разносторонним опытом… Женщины – это… Знаем-знаем, – прервал возможный поток восхвалений англичанин. – Согласитесь, что самая спокойная, рассудительная нация – британцы. Велико-британия, это не зря мы так зовемся. И если уж говорить о женщинах, то наша королева любима в стране посильней ваших эрзац-джентльменов.
Тут подали голос так называемые малые народы: Знаете, дорогие англичане, что ваш Лон-дон издревле питается исключительно осетинской «водой»? – заявили потомки алан. – Чем нация малочисленней, тем она сплоченней и целеустремленней тех, что теснятся своими миллионными жителями на небольшом клочке Земли. Только наш Поэт сказал, что мир – наш храм, а вселенная – Отечество. Вот и делайте выводы… Нет! – крикнул киргиз. – Во-первых, поэт сказал, что храм ЕГО, а не ваш, и Отечество тоже. А во-вторых, не надо, пожалуйста: хотите, чтоб опять эти аланы полмира завоевали? Вспомните нашего Чингиза (я не о монголах – я об Айтматове) – «и дольше века длится день»… Мы и философы, и пахари – где еще таких найдете?  – Нас мало, но мы – в каждом из вас, — прошептали евреи. – Жаль, если вы этого до сих пор не поняли.
– Хотите «дольче виту» – выбирайте итальянца, – подали голос римляне. Наш Папа – всемирен, что вам еще надо?
… Дебаты продолжались месяц. Только Австралия  промолвила, что не очень любит политику и согласна  на статус всемирной элитной экзотической зоны, с широким развитием туризма. Так и не придя к консенсусу, обратились за советом к одному девяностолетнему старцу, живущему отшельником на острове и считающему себя человеком без национальности. Старец на секунду лишь задумался, а потом произнес: Вряд ли вы найдете достойного. Ведь надо, чтобы в нем сочетались интуиция женщины и мужество мужчины, жесткость мусульманина и наивность христианина, дальновидность Сталина и энергия Фиделя Кастро, мудрость Лао-Цзы и интеллект Рериха… Ну и так далее… Не найдете! – резюмировал старец и вернулся к чтению своей любимой книги «Дети капитана Гранта». Впрочем, добавил: Передеретесь только на выборах. Или после.
Но запущенная машина уже крутилась. Огромная, в несколько тысяч человек избирательная Комиссия пришла к выводу, что прямые выборы растянутся лет на десять, а уж сколько окажется подтасовок, одному Единому Богу известно. Потому она, Комиссия, и будет избирать. Опять же – тайно.
Результаты ошеломили и потрясли общество: избрали… цыгана! Атеиста. С двумя высшими образованиями – экономическим и конно-спортивным. Владельца небольшого казино. Аргументация была краткой и убедительной: уникальная выживаемость нации, непривязанность к одному месту (не будет тянуть одеяло на любимую родину и часто будет выезжать на места к избирателям). А также – свободолюбие, пацифизм… Хорошо, что Гимном мира избрали не цыганский романс, как можно было ожидать, а песню времен СССР «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор…»
Первые два месяца после избрания мир переваривал происшедшее. Но – конец почти всегда начало, и не факт, что хорошее. Поползли слухи, что арабы  готовят военизированный протест, что спешно переоборудуются в авианосцы турецкие теплоходы, и что неприятно оживились боевики в лесах Кавказа… Стоп!!! Вот тут и подумалось: а что если б вдруг решили избрать единого Президента Кавказа? Да еще прямым голосованием… Все прежние войны показались бы мирными щелчками в тире. Хотя… Если б избрать  опять же цыгана… Кстати, первым указом Президента в школах Земли вводилось преподавание цыганского языка. Восприняли нормально: хуже, если б была всеобщая таборизация.
                                                             
  Ирина Гуржибекова

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: