Cверхсекретное подразделение (Газета “Пульс Осетии” № 19 от 19.05.2020 г.)

Ветеран войск правопорядка Ехья Асламурзаевич Хадонов был в числе тех, кто во время Великой Отечественной войны обеспечивал связь Ставки Верховного главнокомандующего со штабами. Встреча со Сталиным – Меня призвали на службу осенью сорок второго. Было мне тогда шестнадцать лет, – вспоминает Ехья Асламурзаевич. – Зачислили в отдельную линейностроительную роту высокочастотной, или, как её тогда называли, правительственной, связи. В январе 1943-го все воинские части такого назначения передали из Красной Армии в войска НКВД. На начальном этапе войны советская ВЧ-связь действовала на фронте не лучшим образом. Перерывы в её работе доходили до полусуток. Обеспечивали её три наркомата: обороны, связи и внутренних дел. 30 января 1943 года строительство, восстановление, эксплуатационное обслуживание и охрану всех магистральных линий связи Ставки Верховного главнокомандующего со штабами фронтов и армий возложили на созданное в Главном управлении внутренних войск НКВД СССР управление войск правительственной связи. От Главного управления связи Красной Армии в него были приняты 135 отдельных линейно-строительных рот (позднее сведённых в 12 отдельных полков), 4 отдельных батальона, отдельная автотранспортная и аэросанная роты. Общая численность всех подразделений составляла более 31 тысячи человек. – Мы прокладывали, охраняли свои линейные участки, устраняли на них повреждения, – продолжает рассказ ветеран. – Провода тянули перпендикулярно, а не параллельно линии фронта, для меньшей уязвимости от вражеской артиллерии и бомбардировщиков зарывали их в землю. Мы же и охраняли: шли два караульных с конечных постов участка навстречу друг другу, а как сойдутся, то обменяются специальными жетонами и – в обратный путь. Для переброски подразделения на новый участок нам всегда выделяли отдельный эшелон, во время движения остановки на станциях и полустанках запрещались. Попал Ехья в это сверхсекретное подразделение благодаря оконченным им с круглым отличием и крайне редким тогда для советского бойца десяти классам, безупречной анкете, положительной характеристике, а также отменным физическим данным. И ещё у бывшего сельского почтальона, а затем школьного библиотекаря, комсомольца Хадонова имелось горячее желание сражаться с гитлеровцами, поэтому на фронт он отправился добровольцем. Да, не довелось ему вступить в жестокие схватки с врагом на передовой, однако и бойцы этих специальных подразделений связи внесли неоценимый вклад в разгром фашистов. Принимали они участие и в обеспечении работы Ялтинской конференции глав государств антигитлеровской коалиции. Накануне этого события воины 942-й роты, в которой служил сержант Ехья Хадонов, восстановили и модернизировали разрушенные немцами линии правительственной связи от Ялты до Симферополя, оборудовали средствами спецсвязи Юсуповский дворец – резиденцию советской делегации в п. Кореиз. – Помню, как устанавливали телефоны в кабинете первого заместителя наркома иностранных дел Андрея Вышинского, – продолжает вспоминать ветеран. – Он решил угостить нас фруктами, предложил папиросы, но принимать такие гостинцы нам строго-настрого запрещалось. Во время Ялтинской конференции личный состав роты очищал от снежных завалов и охранял участок ВЧ-связи между Ялтой и Алуштой. И однажды сержант Хадонов во время несения службы увидел самого маршала Сталина. – Патрулировал я как-то у села Биюк-Ламбат, и мимо меня медленно едет большая американская машина-лимузин «Паккард», – говорит Ехья Асламурзаевич. – Гляжу, а рядом с водителем сам Иосиф Виссарионович. Да, да, прямо рядом с шофёром, а на заднем сиденье – никого. И никаких машин сопровождения ни спереди, ни сзади. Я сначала даже не поверил своим глазам, а потом долго думал: как же так – такой человек и без охраны? После окончания конференции весь личный состав роты правительственной связи был удостоен благодарности от начальника Генерального штаба Красной Армии генерала армии Алексея Антонова. В штабе главкома При подготовке СССР к войне с Японией 942-я рота спецсвязи проложила больше 3000 километров кабеля по забайкальской и уссурийской тайге. Местами там не могла пройти и лошадь, а чтобы врыть опоры в твёрдую, как камень, землю, за неимением взрывчатки её приходилось прогревать кострами. Стройматериалы и продукты связистам сбрасывали на парашютах с самолётов, но зачастую груз попадал в бурные таёжные реки. Продовольствием выручали мывшие золото старатели-артельщики. – Каждый из нас сбросил тогда не меньше четверти своего веса, настолько тяжёлыми были условия, в которых пришлось работать. А как мы мёрзли в Чите! Не приведи Бог такое кому-нибудь пережить, – вспоминает ветеран. Войну с Японией сержант Хадонов закончил на ответственной должности в подразделении ВЧ-связи при штабе главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке дважды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Александра Василевского, с которым ему также не раз довелось встречаться. Домой после демобилизации Ехья Асламурзаевич вернулся в 1946 году, отмеченный, помимо медалей, девятью благодарностями от Верховного главнокомандующего Вооружёнными силами СССР. Но осенью 1952-го вновь надел погоны с эмблемами связиста, теперь уже младшего лейтенанта. И носил их больше 4 лет, прослужив всё это время на Камчатке. Тимур Макоев, подполковник

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: